Стиль будущего или будущий стиль?


Версия для печати

Сочетание противоречивого зачастую дает потрясающие результаты. Если физик в душе лирик, он пишет новаторские стихотворения. Художник, увлеченный астрономией, создает глубокомысленные картины. А архитектор, следующий последним тенденциям в сфере IT, становится параметристом. Именно о преображении материи и пространства в архитектуре при помощи высоких технологий и о новом авангардном стиле в городском дизайне мы сегодня поговорим с людьми, которые развивают это направление, — лауреатами Минского международного биеннале молодых архитекторов "Леонардо–2011" Натальей Немковой и Александром Ходяковым.

— Какова история возникновения современного параметрического направления в архитектуре, в чем его философия?

Александр Ходяков: Фактически истоки параметрики существовали в архитектуре всегда. Но до появления компьютеров оно носило характер теоретических поисков и натурных экспериментов с периодическим выходом на строительство уникальных объектов. На территории СССР, пожалуй, самым заметным явлением были работы по бионике группы Ю. С. Лебедева.

С появлением современных компьютеров многие из ныне "звездных" архитекторов стали разрабатывать программы, ориентированные на их собственный подход к архитектуре. Одним из основоположников направления стал культовый японский архитектор Макото Сей Ватанабе. В качестве примера известного реализованного объекта можно привести музей в Бильбао Френка Гери. Эти архитектурные поиски формировали различные локальные направления с разными названиями (надо сказать, с терминологией до сих пор путаница). И, наконец, с появлением социальных сетей развитие параметрики достигло небывалой динамики.

Заметной теоретической работой стал "Манифест параметризма", созданный Патриком Шумахером в 2008 году, где он говорит о параметризме как новом глобальном стиле для архитектуры и городского дизайна. Эта работа вызвала массу полемики в среде мировых архитектурных критиков.

Лично мы ощущали некоторый стилевой кризис в архитектуре и были практически в тупике. Параметрика открыла для нас бесконечное пространство возможностей и архитектурных поисков. Наше мнение, что она может претендовать на звание нового мирового архитектурного стиля.

Наталья Немкова: В этом направлении всегда присутствовала полемика. Говорили, что если молодой мастер уходит в компьютерное моделирование, он теряет свой смысл как творческая личность, потому что уже не контролирует создание архитектурной формы, а отдает это право компьютеру. Но мы категорически не согласны с этим мнением. Ведь архитектор, пока может создавать и диктовать определенные формы, остается творцом. Ни один компьютер не сможет создавать архитектуру вместо него.

— Как и, главное, насколько давно пришло к нам в Беларусь такое направление?

А. Х: В Советском Союзе было типовое проектирование. В архитектуре не допускались излишества. С распадом СССР все почувствовали свободу и принялись "самовыражаться". В то же время стали модными темы глобального экологического кризиса, устойчивого развития, в целом темы экологии. Я, когда еще учился в университете, со своими товарищами начал заниматься экологической архитектурой. Мы поставили перед собой задачу — совместить форму и объем так, чтобы все участки предмета или здания максимально эффективно выполняли свою функцию с минимальными затратами материала. Это правомерно с точки зрения экономики и экологии. В итоге мы пришли к тому, что здание должно быть похожим на биологический организм в своей сложности и гармонии. У нас (и не только) тогда существовали некоторые концепции решения своих задумок. С градостроительством наблюдались аналогичные тенденции. Но все разговоры были пустыми, так как на поколение опережали доступную производственную базу. Потом мы обнаружили действенные технические средства.

Н. Н: Приходилось обрабатывать достаточно большие потоки информации. Ведь, как и в природе, формы живых организмов обусловлены какими-то данными, которые имеют математическое (числовое) выражение. Только человеческий мозг не может осознанно воспринять столько информации. То же самое в архитектуре. Мы пытались создавать определенные формы, руководствуясь лишь интуицией. Затем появились программы, с помощью которых мы можем рассчитать и доказать зависимость форм и цифр.

— Почему вы решили заниматься параметрическим направлением, таким нетипичным для белорусской архитектуры?

Н. Н.: По сути, мы всегда этим занимались. Только раньше у нас не было инструмента и возможностей, чтобы воплощать все задумки в жизнь. Потом инструмент был создан, и мы незамедлительно приступили к этому виду деятельности.

— Какие они, новые инструменты, которые позволяют заниматься параметрической архитектурой?

Н. Н: Это последние разработки программ компьютерного моделирования, например, Rhinoseros, Grasshopper, Processing.

А. Х.: Эти пакеты программ — продукт современных мировых тенденций. Толчок для массового распространения и развития параметрики дали социальные сети — в них в свободном доступе выкладывается огромное количество информации о новых тенденциях и возможностях архитектуры. Пройдя по ссылкам, вы можете найти необходимое программное обеспечение, которое не является очень дорогим, либо и вовсе бесплатное.

Н. Н.: Правила таковы, что все скрипты, формы, тьюториалы, которые написаны в Grasshopper, например, выкладываются в свободный доступ. То есть, если человек хочет обучиться работать с такого рода программами, ему нужно только проштудировать Интернет, в котором в свободном доступе можно найти всю необходимую информацию.

А. Х.: Существует еще одно правило в социальных сетях. Если ты сделал какой-то продукт, макет, разработку при помощи программы, ты можешь выложить его на ресурсах этого программного обеспечения в свободный доступ. Нужно лишь указать всех его авторов и привести в форму, которой людям было бы легко пользоваться. Cейчас этот процесс набрал гигантские обороты и начал очень сильно развиваться.

— Чем отличаются параметрические программы от тех, с которыми вы работали в университете или на производстве?

А. Х.: Мы работали, в основном, в градостроительстве с MapInfo или AutoCAD. В архитектуре — 3DMax, AutoCAD, ArchiCAD. Практически любой человек с их помощью сможет создать проект несложного объекта, но с использованием типовых библиотечных данных и весьма нерационально. Параметрические пакеты позволяют проектировать через сущностные принципы построения объекта, а также напрямую оперировать исходными данными, аналогично процессам, происходящим в природе.

Конечно, чтобы разобраться в программах, предназначенных для параметрического проектирования, нам пришлось полностью пересмотреть привычные методы мышления. Большой плюс этой системы состоит в том, что, если вам удалось в ней разобраться и понять принцип действия, процесс разработки вами объектов ускоряется в разы. Программы Rhinoseros, Grasshopper, Processing позволяют работать с глубинной математикой. Уровень свободы близок к текстовому программированию. При этом программы имеют визуальный интерфейс, что очень удобно для людей с визуальным восприятием — дизайнеров и архитекторов.

— Получается, чтобы стать параметристом, необходимо сначала получить образование архитектора, а затем (или параллельно с этим) навыки программиста?

Н. Н.: Идея состоит в том, чтобы воспитать у архитектора навыки программиста. Почему программистское сообщество в любой стране — передовое? Потому что оно быстрее всех получает и свободно оперирует информацией. Архитекторам нужно двигаться в том же направлении. И это действительно дает хорошие результаты. Сегодня это, как кажется, — веяние времени.

Кроме того, параметрика дает новые возможности для обычных людей в выборе индивидуального дизайна.

А. Х.: Теперь каждый человек, прибегнув к незначительной помощи архитектора, может создать свой особенный проект, тем более что реализовать его можно будет из местных материалов и изготовить так же просто, как распечатать фотографию. Можно поступить и так, что архитектор задаст какую-либо форму, а сам человек сможет ее смоделировать на свой вкус. И эти изменения никак не повлияют на конструктивные, рациональные качества объекта.

— Есть ли в Беларуси объекты, построенные по параметрическим принципам?

А. Х.: В нашей стране их несколько. Среди них две наших работы: "Моно1" —барная стойка и фрактальная потолочная конструкция, изготовленные для ІХ Национального фестиваля архитектуры "Минск–2011", и инсталляция из лазерных дисков на Design week Minsk 2012. Мы нашли еще несколько объектов, которые похожи на параметрические. Как выяснилось позже, создавались они немного по иным технологиям. Если честно, в Беларуси мы пока не нашли никого, кто бы занимался параметрической архитектурой в чистом виде.

— Значит, вы для нашей страны первооткрыватели? Каково это — отличаться от всего сообщества?

Н. Н.: Возможно, мы не единственные. Мне хочется в это верить. У меня есть очень большое желание консолидировать всех, кто занимается параметрикой в нашей стране. Тогда у нас будет больше возможностей обмениваться опытом, задумками, развивать это направление.

Мы также проводим курсы по параметрическому проектированию, обучаем работе в параметрических программах. На данный момент были обучены около 40 человек. Это имеет смысл, так как разобраться самому в таком потоке информации зачастую бывает очень сложно.

— В каких отраслях архитектуры у параметризма наибольшие перспективы?

А. Х.: Практически во всех. Когда мы проектируем дом, мы исходим из возможностей современных материалов. Самые доступные из них позволяют строить здания лишь ограниченных форм и конфигураций. И здесь уместно использование привычных программных пакетов, пусть и с огромным количеством нерациональных решений и перерасходов. Все это хорошо на уровне отдельных построек. Но есть же и такая отрасль, как градостроительство. Город сложно сделать на основе типовых модулей. Точнее сказать, этого не стоит делать. Города построены на точных математических расчетах, сложных статистических исследованиях. Городская ткань пластична и неравномерна. Сейчас, в большинстве случаев, действительно качественная градостроительная документация изготавливается только вручную и очень опытными архитекторами с использованием интуиции, а потом перечерчивается молодежью с использованием компьютера.

Н. Н.: Когда я начинала заниматься разделом "генеральный план", столкнулась со многими сложностями. При проектировании необходимо учитывать такие факторы, как рельеф, ландшафт, наличие подъездных путей, особенности грунтов. В какой-то момент я начала собирать эти данные в параметрические модели и поняла, что программа помогает мне видеть весь процесс, от начала до конца. Вся ее прелесть в том, что при изменении одного из параметров, даже в самом начале, автоматически меняются дальнейшие расчеты.

При помощи этого подхода я, конечно, не могу конкурировать с маститыми архитекторами, но имею право с чистой совестью отвечать за свою работу.

— Как процесс параметризации выглядит на деле?

А. Х.: У меня есть любимый пример градостроительной задачи. В новом микрорайоне нужно расставить "x" детских садов с радиусом доступности "y" и необходимой вместимостью "z". То есть, 3–4 параметра. На первый взгляд, задача простая. Но над ней можно просидеть весь день. В параметрике все это делается посредством создания одного простого скрипта за пару часов, который впоследствии выполняет эту задачу за считанные секунды, причем эта задача по силам архитектору без помощи программиста.

Н. Н.: Кстати, из скрипта мы с легкостью можем получить любую интересующую информацию об объекте и потом ее предоставить для производства. Архитектор может сразу передавать проект на станок, минуя этап проектной документации.

Плюс в том, что никто не может повлиять на работу архитектора — как он видит предмет, таковым его и выполнят. С другой стороны, это колоссальная ответственность за свои проекты. Но мы готовы с ней мириться ради больших возможностей в архитектуре, упрощения и ускорения создания объектов.

— Возможен ли для Беларуси вариант развития параметрической архитектуры?

А. Х.: Он не просто возможен, на наш взгляд, он бескомпромиссен. В потенциале, используя параметрику, мы практически не имеем ограничений в пластике, точности, сложности проектируемых объектов. И мы можем применять этот подход с учетом существующих сейчас в Беларуси технологий и материалов.

Н. Н.: Все реально делать в Беларуси. У белорусов нет никаких проблем с базой, для того чтобы строить параметрические объекты.

А. Х.: Но на то, чтобы запустить эти технологии в строительной отрасли на полную мощность, потребуется коренной пересмотр ряда процессов и технологий, что, на мой взгляд, потребует не менее 20 лет.

Н. Н.: А пока мы стараемся сделать индивидуальное производство массовым…

Зарождение, развитие или уход

чего-то в жизни человечества обусловлен принципами и закономерностями эволюции. Главное правило — выживает сильнейший. Можно с уверенностью утверждать, что в городском дизайне параметризму уготовано большое будущее. В нем нет атавизмов или предрассудков, но есть сила, скорость, удобство и… поддержка молодых.

Просмотров: 7 177