Градостроительное развитие города Минска: 1881–1890 годы


Версия для печати
(Начало темы — в "РСГ" №№ 42, 46 за 2010 г. и №№ 3, 6,10, 15, 18, 22, 27, 31, 34, 38 за 2011 г.)

"Минск обращен в руины и пепел, среди которых, как символ надежды, над развалинами возвышаются уцелевшие храмы, а там, где есть храм, там — жизнь в вечности не погаснет. Город верит в свою звезду и уже вновь возрождается, как феникс из пепла", — так писал миру о постигшем город несчастии корреспондент издания Tygodnik Powszechny, ставший очевидцем события…

Едва город успел отстроиться после пожаров 1877 г., как 21 июня 1881 г. вновь подвергся громаднейшему пожару. В 10.30 на каланче взметнулся сигнал, известивший о пожаре в I-й части города. Горели склады скипидара, смолы, нефти и других товаров на углу улиц Койдановской и Богадельной. Объединенными усилиями прибывших на место городской и вольной пожарных команд после часа успешной и дельной работы огонь локализовали. Тушение все еще продолжалось, когда в 12.20 набат с каланчи возвестил о новом надвигающемся бедствии. Прибывший вестовой сообщил, что уже горит одновременно в 3–4 разных местах. На Койдановской было оставлено отделение городской команды, и все силы пожарных направлены к новому месту. Уже в пути было видно, что над II-й частью города вздымаются столбы густого черного дыма, освещаемые снизу ярко-красным пламенем. Пылали кварталы между Мясницкой, Замковой, Завальной улицами и переулками таких же названий, почти сплошь застроенными ветхими деревянными строениями, близко расположенными друг к другу и представлявшими чудесный горючий материал после целого месяца засухи. Прибывших на место пожарных встретило со всех сторон море огня. Представьте себе — пламя, охватывающее каждые 10 минут по 200–300 кв. саженей высохшего деревянного материала, состоящего из вплотную нанизанных друг на друга домишек, лачуг, сараев и сарайчиков. Оно жжет лицо, руки, искры сыплются на шею. На пожарных то и дело загорается одежда. Вода, выбрасываемая насосами, испаряется от страшной жары, не достигая пламени. Погорельцы, спасая пожитки, мешают движению, а улицы сплошь завалены выброшенным имуществом из домов, которое и само уже горит. Лошади команд, подвозящие бочки с водой, не могут подъехать к насосам. Как обезумевшие они кидаются в сторону, опрокидывая обоз, калеча себя и служителей. Пламя между тем заходит в тыл, перебрасывается на противоположные кварталы, где загорается в местах весьма отдаленных друг от друга. Бывший в это утро ветер из сильного превратился в бурю…

Городские водопроводы иссякли, а подвоз воды из реки производился слишком медленно. Жители, до этого еще хоть как-то помогавшие с доставкой воды, от ужаса сгореть живьем разбежались, только пожарные остались на своих местах и всеми силами старались противодействовать пожару. Пламя, свирепствуя, к 3 часам обратилось в ужасный поток огня, все более охватывающий самую населенную и торговую часть города. Обоз городской команды в одной из улиц оказался в огненном тупике, где сгорело два насоса и откуда буквально чудом удалось вывести пожарных и лошадей, а спустя час в огненной западне оказался насос пожарного общества, лестницы и бочки. Казалось, что борьба человеческих усилий с этой страшной стихией окажется бесплодной, и каждый уже полагался на одну только волю Божию. К 7 часам вечера 19 кварталов в пространстве от Большой Татарской улицы широкой полосою, перейдя за Захарьевскую, оказались объяты огнем… Город горел почти сутки. 22 июня Минск являл собой картину страшного опустошения из мрачных развалин. Сгорело 742 жилых дома со всеми постройками и 321 городское здание, включая 8 правительственных учреждений.

Пожар начался на Замковой горе в самой старой части города, которую вопреки Строительному Уставу практически все проектные планы оставляли без внимания. Губернатор, ввиду предстоящего восстановления, предложил разрубить этот "гордиев узел", и 8 июля направил городскому главе предложения по благоустройству города: "Катастрофический пожар уничтожил значительную и наиболее населенную часть города и расстроил силы и средства городской пожарной команды, трудами Вашими и денежными пожертвованиями жителей города только что приведенной в тот хороший вид, в каком она, по-видимому, еще никогда не была… Ввиду этого, самым насущным вопросом является вопрос о застройке погоревшей части города, занимающей громадное пространство. Для этого существует Высочайше утвержденный план, выполнение которого обязательно. В плане этом, составленном согласно действующему расположению улиц, означена часть города, подлежащая застройке каменными строениями, а самые улицы нанесены как они были в действительности во время составления плана, а, следовательно, так как город застраивался сам собою в то время, когда никакого плана еще не было, благодаря этому на месте и по плану были улицы узкие и кривые, препятствующие не только свободному движению пожарных команд, но и вообще всякому движению, а главное — делающие невозможным систематическую застройку".

Городскому главе поручается безотлагательно приступить к разработке предложений для внесения изменений в план Минска 1873 г., а также к составлению и изданию обязательных правил, без исполнения которых ограждение жителей от таких бедствий, как было 21 июня и может случиться в будущем, по мнению губернатора, представляется немыслимым. К изменению в составе прежнего плана поручается: 1) расширить часть города, подлежащую застройке, каменными постройками с присоединением к ней выгоревшей местности, которая находится между улицами Серпуховской, Немигской, Богадельной и Захарьевской, до Тюремного замка; к этому же присоединить часть пространства между р. Свислочью и ул. Болотной, от места при Толкучем рынке до ул. Крещенской; 2) в прокладке улиц и при устройстве площадей: а) полностью уничтожить кривую и узкую ул. Завальную и одноименный переулок, взамен этого продолжить ул. Школьную до Замковой по прямому направлению с прокладкой новой и прямой улицы для соединения Замковой и Раковской, началом этой улицы должна служить ул. Завальная от ее соединения с Замковой; б) расширить площадь Рыбного рынка за счет сноса домов, находящихся меду ним и ул. Школьной; в) во избежание скученности торговли и для доставления удобства городу, застраивающемуся по преимуществу к вокзалам, рассмотреть возможность устройства нового базара у Виленского вокзала; г) изменить течение р. Немиги, стесняющей сообщение по ул. Завальной и Немигской, посредством устройства закрытого водоотводного канала.

Проект направляется в МВД, и хотя его согласование заняло более года, по нему начинаются работы, связанные с изменением уличной сети, приведением улиц к нормативной ширине в 10 саженей, а также по восстановлению домов, не попадающих под снос в связи с расширением площади.

В 1882 г. городским управлением подготовлен сборник постановлений с названием "Обязательные правила для жителей Минска", опубликованных в газете "Минские губернские ведомости" и в приложении к Памятной книжке Минской губернии на 1883 г. В сборник вошли такие правила, как: "По части строительной для каменного квартала г. Минска"; "О местах, где не допускаются склады легковоспламеняемых материалов, а также дров, сена, соломы, масла"; "О принятии мер предосторожности от пожаров"; "О ночных сторожах"; "О городских трубочистах"; "О порядке содержания гостиниц и заезжих домов"; "О порядке устройства тротуаров и содержании их в исправности"; "Правила пользования водой" и ряд других. Несколько постановлений, ставших правилами, были приняты в связи с поступившими обращениями жителей. Однако не все требования безопасности находили отражение в постановлениях. В апреле 1895 г. Московское архитектурное общество распространило для городских управ сборник докладов, рассмотренных на II съезде Русских Зодчих, среди которых была работа профессора архитектуры К. Быковского "О способах приведения в исполнение обязательных постановлений" с предложением порядка, когда занятие жильцами вновь построенных домов допускалось бы только после их освидетельствования в плане правильности постройки, пожарной и санитарной безопасности. Однако на заседании думы при голосовании это нововведение было отклонено.

Общественное управление для постоянного контроля для наблюдения за точным исполнением норм Строительного Устава по частям города постановило образовать четыре постоянных комиссии. Членам комиссий поручалось: осматривать все постройки в городе и внутренние их части; предлагать домовладельцам снести те постройки, которые по ветхости угрожают падением; понуждать домовладельцев к немедленной сломке деревянных лестниц при каменных домах; осматривать брандмауэры и понуждать домовладельцев устраивать таковые через всю крышу на 3/4 аршина выше ее и толщиною не менее в полтора кирпича; др. В ходе проведения проверок комиссиям поручалось рассмотреть план города и представить предложения, связанные с его расширением, а также прокладкой по улицам сети магистральных труб городского водопровода и предстоящим устройством линий конно-железной дороги.

Домовладельцы также не остались в стороне от вопросов безопасности. Усилиями инициативной группы начало свои действия "Минское городское общество взаимного от огня страхования". По итогам деятельности, как его называли, "огневого общества" на пять лет до 1887 г. при заключении страховых контрактов обеспечило проведение профилактических противопожарных мероприятий в 554 домовладениях.

Стремительный рост города зафиксировал созданный в 1888 г. "План губернского города Минска существующего расположения с показанием урегулирования и распространения оного". К 1890 г. составлено топографическое поквартальное описание городских земель и окрестных территорий. Из состава первых под селитебную застройку было отведено 596 кварталов. Однако большая часть участков пока только была выставлена на торги для продажи желающим строиться. Пустующие земли временно отдавались под пашни или огороды.

Изменения, введенные в строительном законодательстве в 70–80 годы XIX в., позволили домовладельцам более свободно выбирать тип дома для постройки в городских кварталах. Владелец теперь сам заказывал у городского архитектора чертеж главного фасада, варьировал этажность и внутреннюю планировку. В деревянных кварталах, заселяемых преимущественно служащими и рабочими, имеющими средний достаток, на основании ст. 350 Строительного Устава применялись проекты деревянных домов по образцовым фасадам, Высочайше утвержденным в 1854 и 1855 гг., так называемые "дома в 5 окон".

Просмотров: 6 018