Градостроительное развитие города Минска: 1840–1849 годы


Версия для печати
(Начало темы — в "РСГ" №№ 42, 46 за 2010 г. и №№ 3, 6,10, 15, 18, 22, 26 за 2011 г.)

Проектный план 1817 г. для губернского Минска оказался настолько удачным, что в 1831 и 1840 гг. губернское правление при рассмотрении докладов губернского землемера о подготовке проектных планов к Высочайшему утверждению для остальных городов губернии принимает решение не изменять действующий проект. Специальным распоряжением губернатор устанавливает, что сам план помещается в зале заседений губернского правления "в резной раме под стеклом для всеобщего обозрения, дабы избежать отступлений от Высочайше утвержденного плана".

В феврале 1840 г. в Минске побывал известный французский художник Б. Лаверня. Он выполнил две зарисовки нашего города. Это панорама Минска со стороны Смоленской дороги, на которой зафиксирован его художественный силуэт. Художника также привлек вечерний вид главной городской площади. "VUE DE GRANDE PLACE DE MINSK" стала одним из лучших минских городских пейзажей. Эти работы вошли в состав альбома "Путешествие из Скандинавии в Лапландию", изданного в Париже. Нельзя не сказать о выборе художником ракурса этого рисунка — возьми художник несколько правее, и на литографии мы бы видели следы пожара 1835 г. — обгоревшее здание гимназии, рядом с ней — остов кафедрального собора, далее — чернеющие остатки домов на Козмодемьяновской улице, а правее — едва прикрытые временными крышами монастыри бернардинов. Именно восстановление застройки Верхней площади становится первоочередной задачей для городского управления в наступившем десятилетии.

В декабре 1840 г. Николай I утвердил положение Кабинета Министров об оценке в 30 000 руб. каменного трехэтажного обгоревшего здания бывшей гимназии и разрешил губернскому правлению его приобретение для перестройки к новому помещению всех губернских городских и уездных присутственных мест. 26 апреля 1841 г. губернское правление распоряжается о выплате из казначейства за купленное здание объявленной суммы и принятии от директора училищ Минской губернии губернской строительной комиссией и строения, документов на землю и составлению ремонтной сметы. К этому времени губернским архитектором К. Хрищановичем был разработан проект перестройки с использованием корпуса прежних несущих стен здания. Однако имперская Комиссия проектов и смет этот проект не утвердила и в 1842 г. создала новый, выполненный без учета окружающего архитектурного ансамбля всей главной городской площади и поражающий несвойственной для этого времени простотой в отделке фасада. По новому проекту здание новых присутственных мест оказывается отнесенным от прежней красной линии на 10 саженей. К сносу старого здания приступают в 1845 г., но все растянулось более чем на десятилетие. Только в 1849 г. от казны на перестройку присутственных мест выдано 81 935 руб. Для нового размещения гимназии покупается участок между улицами Захарьевской, Доминиканской и Францисканской, где в 1844 г. выстраиваются каменное двухэтажное здание и флигель, устраивается сад.

Проект строительства новых присутственных мест затрагивал и примыкающее к нему здание Петропавловского собора. Это здание, оказавшееся первым на пути огня в 1835 г., было значительно повреждено, в сводах и стенах образовались крупные трещины. От падения собор поддерживался только прилегающим корпусом бывшей гимназии. Проект выполнялся с учетом "…, что при сооружении присутственных мест, где ныне обгорелые стены гимназии, главная площадь в Минске украсится, и посему же среди губернского города находится ныне здание православного собора, которое своим наружным видом не соответствует образу главенствующего храма…". План и смета в 36 705 руб. на перестройку собора были утверждены указом от 19 мая 1844 г. Однако препятствием к началу работ стал пристроенный к собору каменный двухэтажный дом, и для осуществления проекта его следовало сломать, а место под ним приобрести в собственность духовного ведомства. Снос этого дома был необходим "…для доставления собору приличествующего вида и для открытия возможности совершать во круге оного крестные ходы". Высочайшее разрешение на покупку дома получено 31 мая 1846 г., и в июне в губернских ведомостях публикуется объявление о приглашении к подряду; работы начинаются в июне 1847 г. Новый проект полностью меняет облик собора: "…имея в длину 52, а в ширину 39 аршин, теперь в общем основании собор представляет прямоугольник с небольшими выступами для алтарной и притворной частей; наружный вид собора представляет форму постепенных уступов с плоскими крышами, по середине же возвышается больших размеров четырехугольный купол, а в фронтонной части, соответствуя архитектуре главного купола, — две колоколенные башни; соответственно трем главным уступам и окна расположены тремя ярусами; внутри собор отделан превосходно; в 1850 г. состоялось освящение собора, который вмещает бесценную святыню — чудотворную икону Минской Божьей Матери с Предвечным Младенцем Иисусом на левой руке, писанную по преданию святым апостолом и евангелистом Лукою".

Гораздо быстрее продвигалось строительство, находившееся в ведении военного ведомства. В середине 1830-х годов на смену построенных в 1798 г. при загородных казармах деревянных строений военного госпиталя разрабатывается проект постоянного госпиталя 2-го класса, и 31 октября 1836 г. проект получает Высочайшее утверждение. Госпиталь решено построить на противоположном берегу реки Свислочь. Все его здания были спроектированы каменными и образовывали регулярный комплекс, имевший традиционную П-образную форму. Главный госпитальный корпус фланкировали двухэтажные, выступающие перед ним вспомогательные здания, между которыми был устроен палисадник. Планировка главного корпуса предвосхищала изданные позднее правила сооружения госпиталей: палаты сообщались с широким, светлым наружным коридором. Кроме коридора, палаты были связаны между собой анфиладно расположенными дверями. Корпус оснащен таким новшеством, как подъемник для пищи в правом крыле и для дров в левом. Для расположения госпитальных зданий избрано пространство в 1978 кв. саж. в местности, находящейся за городским садом, с тем чтобы использовать лечебные свойства природного окружения. Для госпиталя дополнительно была выделена городская земля между главным корпусом и р. Свислочью в окончании городского сада, на которой находились сосновая роща и городские "варивной (овощной) и фруктовый огороды". Это требовалось для разведения госпитального ботанического сада и устройства пруда для разведения лечебных пиявок. За отошедшую землю под эти заведения военное ведомство выплачивало городу 1000 руб. серебром. Строительство началось в июне 1840 г. Подрядчиками выступили минский купец Сливозберг и пружанский купец Гользберг. Для обеспечения строительства госпиталя городская дума выделила участки для кирпичных заводов: первый в расстоянии 3 верст от города за Переспой, в урочище Каменная Горка, и второй — у корчмы в урочище Медвежино. В 1844 г. в дополнение к зданиям основного госпиталя, южнее от строения главного корпуса, было решено построить летний деревянный госпиталь.

В целом четвертое десятилетие XXVIII века для Минска можно охарактеризовать, как торжество норм двух уставов — Строительного и Пожарного. К 1846 г. благосостояние города несколько улучшилось, доходная часть бюджета ежегодно прирастала, что позволило заняться наведением порядка во всех сферах городского хозяйства. Прежде всего, вводится положение о порядке аренды городской земли, которым установлено "…за земли, отдаваемые под кирпичные заводы и другие надобности, взимать по 10 к., под разные другие надобности и заведения, кои производят смрад и нечистоту, равно кои могут угрожать опасностью от огня, отводить места вне города вниз по р. Свислочь, взимая по 5 к. с каждой сажени". Это позволило вывести из города свечной завод, несколько гончарных и кожевенных производств. Устраняется и такое нарушение Строительного Устава, как самовольно пристроенные при многих домах на главных улицах города деревянные мелочные лавочки, "…в коих продаются сено, свечи и другие горючие вещества, тогда как законом дозволено иметь лавки в домах, но не в пристройках, и притом означенные из досок лавки делают безобразие городу и представляют явную опасность от огня". Обнаружилось также, что во многих домах произвольно устроены вход и крыльцо в дом или же спуск в подвал дома прямо с уличного тротуара, что заставляет пешеходов обходить таковые препятствия по улице. Тогда как устав предписывает устраивать таковые с боковых или внутренних стен. Всех заставляют исправить нарушения в течение месяца. Следующим стало предписание о наличии в каждом доме дворника.

Но насколько тяжело давалось решение даже самых насущных городских проблем, иллюстрирует такой факт. Трудно представить, но городские часы, помещавшиеся на башне присутственных мест, уже в течение 3-х лет не имели правильного хода, а больше стояли, и которые "…не отбивают каждый час и получас, от чего как все рабочие люди, караульные, стоящие на часах, гражданские и военные чиновники, так и вообще все жители города терпят не выгоду и неудобства". Только в 1850 г. удалось найти 299 руб. на полное исправление часового механизма, окраску трех циферблатов белой, а их цифр черной краской и вызолотку часовых стрелок.

С декабря 1848 г. в городе проводится подготовка к устройству с 1 сентября 1850 г. общегородского уличного освещения с применением новой конструкции фонарей на терпинно-спиртовой жидкости. Для изготовления нового уличного фонаря из

С.-Петербурга выписывается образец, и проводится изготовление 150 штук фонарей и их опор. Новые фонари, "дающие против старых, горящих на постном масле, более желательного блеску, и приличествующие виду благоустроенного города", становятся атрибутом главных улиц. Прежние 100 штук старых преду-сматривается переделать для использования спиртовой жидкости и разместить на окраинных улицах. К новоустройству также приглашаются домовладельцы, им предлагается приобрести в рассрочку фонари для установки их на стенах или столбах у ворот своих домов. Для фонарных нужд закупаются 10 лестниц, 4 зажигательницы и 3 сосуда емкостью в 2 ведра для разноса жидкости. Все устройство обходится городу в 2026 руб. Плата фонарщикам за работу назначается в 120 руб. По условию содержания, фонари освещают город с 17 сентября по 1 апреля, их зажигают при самых сумерках, когда будет темнеть, и они должны гореть непременно до половины 1-го часа ночи, исключая дни, когда бывает полная луна.

Заботы городского управления по устройству освещения нашли отклик среди минчан. Так, купец Порховский в рамках частной благотворительности пожертвовал на полугодичное освещение г. Минска 612 руб., а г-н Воронин — 1114 руб. Министр внутренних дел разрешил принять эти пожертвования и предписал "объявить дарителям совершенную признательность начальства за прилежное усердие в этом деле".

Минск в это десятилетие неузнаваемо изменился, а ведь совсем недавно в ходу была небезосновательная пословица "Все по-свински — это в Минске, еще горше — это в Орше".

Просмотров: 9 356