Участник войны, полковник, заслуженный строитель


Версия для печати

На лацканах его парадной формы среди нескольких десятков наград — медаль «За отвагу», полученная в 1943-м в битве на Курской дуге, и почетный знак «Заслуженный строитель БССР», врученный в 1971-м. Николай Афанасьевич Литовченко — человек уникальный. Недавно ему, полковнику-инженеру, исполнился 91 год.

Мечтал стать моряком

Родившийся 24 февраля 1922 года в селе Головач Полтавского района в крестьянской семье Николай с детства мечтал стать моряком и старался учиться на одни пятерки, чтобы получить аттестат отличника: в те годы это давало возможность поступления в любое учебное заведение без экзаменов. Он выбрал Одесский институт инженеров морского флота. В 1940 году студента-второкурсника призвали в ряды Красной Армии — в 15-й стрелковый корпус 5-й армии. «Меня сразу направили в батальон связи, поскольку я хорошо знал азбуку Морзе, — вспоминает Николай Афанасьевич. — Обстановка в мире была напряженная. Все знали, что Германия готовится к наступлению на Советский Союз, но руководители нашей страны надеялись на выполнение подписанного пакта о ненападении. Хорошо помню последний предвоенный день, субботу 21 июня. Мы находились в палатках летнего лагеря, устроили соревнование по футболу. А ранним воскресным утром началась война».

Корректировщик артиллерийского огня

…19-летний радист Литовченко стал корректировщиком артиллерийского огня. И уже через полгода получил свою первую награду — орден Красной Звезды — за проявленное мужество в боях под Сталинградом, где был тяжело ранен. Почти полгода он провел в госпитале, а зимой 1942-го был направлен в Нарофоминск, в 233-ю дивизию. В ее составе принимал участие в освобождении Сталинграда и взятии в плен немецкой группировки войск во главе с генералом Паулюсом.

Затем дивизия пошла в наступление и оказалась в эпицентре кровопролитной битвы под Курском. О том, как проявил себя здесь старший сержант Николай Литовченко, красноречиво говорит медаль «За отвагу». Находясь в окружении врага, нужно было отслеживать все перемещения противника и передавать эти сведения своим. Каждую минуту и секунду. «В такие моменты страха за собственную жизнь не ощущалось, потому что все мысли были сосредоточены только на выполнении боевого задания, — признается ветеран. — Только потом, в периоды затишья, приходило осознание того, что этот бой мог стать последним в твоей жизни».

…1943 год. Освобождение Харькова и форсирование Днепра в районе Кременчуга. Корректировщик огня Николай Литовченко с помощником ночью на челне перебираются на правый берег реки, прямо в расположение немецких войск. «Нам повезло, что мы сразу нашли нишу в крутом обрыве, откуда хорошо просматривались перемещения противника. Мы быстро наладили связь со своими артиллеристами, и немцы не успели нас запеленговать. Они находились буквально в нескольких метрах от нашего укрытия, мы слышали их шаги и голоса», — вспоминает Николай Афанасьевич. После этих боев на его гимнастерке засиял орден Боевого Красного Знамени.

…Осень 1943-го. Военные операции «Корсунь-Шевченковск» и «Ясы-Кишинев». В ходе второй из них Николай Литовченко мог погибнуть дважды: и от вражеских пуль, и… от советского СМЕРШа («Смерть шпионам»). «Шло форсирование Днестра, и мы с напарником получили приказ: не ожидая темного времени суток, днем, перебираться через реку. С нами в лодке поплыл и командир дивизии, — вспоминает он. — Через несколько минут два мессершмитта буквально прошили нас пулеметной очередью. Мой напарник погиб на месте, а изрешеченная пулями лодка сразу пошла на дно. Мы с командиром дивизии поплыли через реку. Я плавал отлично, но закрепленная на спине рация потянула меня вниз. Пришлось выбирать: или тонуть со снаряжением, или все же выплыть, отстегнув его». Он выбрал второе, за что позже, в подразделении его хотели расстрелять «за утрату имущества». «Тогда сильно не разбирались, — поясняет ветеран. — Хорошо, что командир дивизии полковник Соколов подтвердил, что переплыть Днестр с тяжелой радиостанцией — а весила она 40 кг — нереально».

Далее были освобождение от немецких захватчиков Молдавии, Румынии, Болгарии, Югославии, Венгрии, Австрии. Еще одну боевую награду — орден Славы 3-й степени — Николай Афанасьевич получил в боях под Балатоном. «Немецкая танковая армия, которую Гитлер направил с юга, шла на подкрепление, но была перехвачена нашими войсками в районе озера Балатон, — рассказывает он. — В этом сражении с обеих сторон участвовало примерно 10 тысяч танков, и мы одержали верх».

Долгожданный День Победы старший сержант Николай Литовченко встретил в Вене. Его младший брат Иван, призванный в 1943-м, с войны не вернулся. Он погиб при взятии нашими войсками Берлина, не дожив до Победы всего несколько дней… Не осталось в живых и любимой девушки Раисы, с которой Николай познакомился, будучи студентом. Она погибла во время оккупации Полтавы.

Его объекты: от суворовского училища до базы подводных лодок ВМФ

Демобилизовавшись зимой 1945-го, Николай Литовченко вернулся в институт, чтобы продолжить учебу. «Но в те годы в Одессе был страшный голод, и я просто физически не мог выжить на стипендию, — вспоминает он. — Поэтому поехал в Полтаву, поближе к родным, и поступил в Полтавский строительный институт, на факультет гражданского строительства, который окончил в 1949 году. Распределили меня в Беларусь, в Молодечно, который тогда был областным городом. Назначили директором школы десятников-строителей Минсельстроя».

В этой должности Николай Литовченко проработал ровно год, а затем его как военнообязанного опять призвали в ряды Вооруженных Сил СССР: офицер с дипломом строителя как нельзя лучше подходил для работы на восстанавливаемых после разрухи зданий военного назначения. Первым его объектом стало Суворовское военное училище в Минске. Он был прорабом этой стройки.

Затем его направили в Гродно на должность начальника строительного участка в системе Главвоенстроя. Он восстанавливал и строил почти все военные городки, расположенные в Гродненской области (в Щучине, Лиде, Слониме и др.), а позже, когда шло восстановление «ракетного щита Родины», принимал участие в строительстве ракетных баз по всей территории Беларуси. В 1962 году за внедрение крупноблочного строительства при возведении объектов военного назначения Н. А. Литовченко был награжден именными часами Министра обороны СССР маршала Георгия Жукова.

Самым серьезным объектом для Николая Афанасьевича стала засекреченная база по обслуживанию подводных лодок, расположенная в Вилейке, которая строилась по заказу Военно-морского флота СССР. «Всего три подобных базы было в Советском Союзе: в Архангельске, на Дальнем Востоке и в Вилейке: для того, чтобы отслеживать подводные лодки из трех точек страны, поддерживать связь с ними, проводить радиотехническую разведку, — поясняет он. — Там находятся мачты высотой 400 метров. Это очень интересный и сложный объект, мы строили его несколько лет. Приятно, что он и сегодня продолжает надежно служить обороне: его арендует ВМФ Российской Федерации».

Заслуженный строитель

В 1965 году при формировании Гродненского УНР Н. А. Литовченко назначают главным инженером, а через несколько лет — начальником управления. В августе 1971-го за достижение высоких показателей возглавляемой им организации и многолетний плодотворный труд указом Президиума Верховного Совета БССР ему присвоено почетное звание «Заслуженный строитель БССР».

В 1977 году Николай Афанасьевич демобилизовался в звании полковника и продолжил трудовую деятельность в государственной строительной инспекции Госстроя Беларуси старшим инженером. «Мы проверяли качество работ в строительных организациях, — рассказывает он. — Тогда шла «пятилетка качества», и этот вопрос был особенно актуален. Надо сказать, что белорусские строители высоко котировались в Союзе, в том числе и по техническим возможностям, освоению передовых технологий — мы находились в авангарде Госстроя СССР». К слову, за высокий личный вклад в разработку и внедрение новой системы по управлению качеством строительства Н. А. Литовченко был удостоен бронзовой медали ВДНХ СССР.

Сыновья пошли по стопам отца

Со своей супругой, Прасковьей Лукиничной, Николай Афанасьевич познакомился в 1948-м, в Полтаве. Она поехала за ним в Беларусь, и так получилось, что, выйдя замуж за строителя, стала женой военного: вместе с ним сменила много мест жительства, переезжая с одного военного объекта-новостройки на другой. Вместе они прожили долгую счастливую жизнь, отметили «золотую свадьбу», воспитали двух сыновей. Примечательно, что, выбрав совершенно разные профессии, оба сына пошли по стопам отца. Старший Иван (названный в честь погибшего под Берлином младшего брата Николая Афанасьевича) — строитель, много лет проработал столяром-отделочником. Младший Сергей стал военным, окончив училище ПВО в Минске. Служил на Байконуре, демобилизовался в звании подполковника.

Кстати, из четверых внуков двое также в какой-то степени пошли по стопам деда, защищавшего Родину с радиостанцией в руках: они окончили радиотехнический университет.

«Люблю общаться с молодежью»

Участник Великой Отечественной войны, заслуженный строитель БССР Николай Афанасьевич Литовченко охотно принимает приглашения на встречи со студентами учебных заведений, школьниками. В этом году, в преддверии празднования 68-й годовщины Победы, он побывает в электротехническом лицее. Ему, человеку интересной судьбы, есть что рассказать молодежи…

А еще ему всегда рады в Общественном объединении ветеранов войны и военного строительства: Н. В. Литовченко принимал непосредственное участие в его создании в 1978 году и до сих пор поддерживает связь с объединением.

Редакция «Республиканской строительной газеты» желает Николаю Афанасьевичу прежде всего крепкого здоровья. Низкий Вам поклон за то, что защищали нашу Родину, и за труд строителя в мирное время!

Просмотров: 3 643