Тайное всегда становится явным. И — наказуемым…


Версия для печати

Изучение текущей коррупционной ситуации, выработка действенных мер по предотвращению коррупции, ликвидация ее прямых и косвенных последствий — важнейшие направления деятельности РУП "Служба ведомственного контроля при Минстройархитектуры". Данной тематике был посвящен республиканский семинар, состоявшийся 5 мая т. г. с участием руководителей и председателей антикоррупционных комиссий организаций и предприятий отрасли.

Коррупции — надежный заслон

Необходимость проведения данного семинара обусловлена рядом факторов. Как отметил Первый заместитель Министра архитектуры и строительства М. М. Абрамчук, это: недостаточный уровень проводимой работы по борьбе с коррупцией в ряде организаций; увеличение числа уголовных дел коррупционной направленности в системе министерства; игнорирование отдельными руководителями требований Директивы № 1 "О мерах по укреплению общественной безопасности и дисциплины"; рост размера вреда, причиненного организациям путем хищений, служебных подлогов, халатности; возрастающая ответственность руководителей организаций по борьбе с коррупцией в связи с либерализацией экономических отношений и снижением уровня контрольной нагрузки.

При этом основными нарушениями являются: завышение объемов строительно-монтажных и ремонтных работ, нарушения в области оплаты труда и закупки оборудования, незаконное списание стройматериалов, не взыскивание положенной арендной платы с арендаторов, пр.

"Все замечания и предписания, направленные по итогам проверок в адрес организаций по устранению нарушений и возмещению установленного вреда, должны быть исполнены в срок и в полном объеме, как того требует Указ Главы государства от 16.10.2009 № 510 "О совершенствовании контрольной (надзорной) деятельности в Республике Беларусь", — подчеркнул М. М. Абрамчук.

"К сожалению, среди нарушителей антикоррупционного законодательства есть не только специалисты и работники, но и руководители организаций, которые злоупотребляют служебным положением", — продолжил он, отметив, что тень на авторитет отрасли накладывают также противоправные поступки, совершаемые на бытовом уровне (к примеру, подстрекательство к даче взяток инспекторам ГАИ, врачам за выдачу больничных листов и т. п.).

"Целью данного семинара является не просто доведение до присутствующих установленных фактов коррупции, но и ознакомление с последствиями, определенными законодательством", — обратил внимание Первый заместитель Министра. При этом задача руководителей предприятий состоит не только в том, чтобы не допускать нарушений антикоррупционного законодательства, но и в организации профилактической работы в коллективах.

Это надо знать

С состоянием борьбы с коррупцией в целом по республике участников семинара ознакомил заместитель начальника отдела по надзору за исполнением законодательства по борьбе с коррупцией и организованной преступностью Генеральной прокуратуры Республики Беларусь Р. В. Киеня.

Согласно статистике, с 2003 по 2008 годы количество коррупционных преступлений постоянно снижалось. Однако, начиная с 2009 г., тенденция несколько изменилась, и количество выявляемых коррупционных преступлений начало увеличиваться. Это справедливо и в отношении 2010 г., когда было выявлено значительно больше, чем в предыдущем году, фактов получения взяток: 608 против 418. "При этом надо учитывать, — обратил внимание Р. В. Киеня, — что приведенные цифры — лишь данные статистики, которые характеризуют скорее не коррупцию как явление, а состояние борьбы с нею правоохранительных органов. Большинство коррупционных преступлений являются латентными (т. е. скрытыми). Как правило, никто из участников коррупционной схемы не заинтересован в том, чтобы сообщить про содеянное в правоохранительные органы".

Так, преступления, связанные со взяточничеством, становятся известными вследствие того, что в правоохранительные органы обращаются взяткодатели. Причем лишь те, кто не получил удовлетворения личного интереса либо стал жертвой вымогательства взятки. Да и в этих случаях, как прокомментировал выступающий, взяткодатели не торопятся в правоохранительные органы, т. к., во-первых, не всегда им доверяют, а во-вторых, не всегда знают, что по законодательству добровольно заявившие о взятке и жертвы вымогательства освобождаются от уголовной ответственности. К слову, это не соответствует международными стандартам: за рубежом взяткодатели несут такую же уголовную ответственность, как и взяткополучатели. Возможно, в ближайшее время ситуация ужесточится и в Беларуси. И, скажем, добровольное признание в даче взятки станет лишь смягчающим обстоятельством, но не освободит от уголовной ответственности.

В то же время за коррупционные преступления в республике действует очень жесткая система наказания. Как правило, за большинство из них предусматривается лишение свободы (со штрафом или без; с конфискацией имущества или без). В качестве дополнительного наказания за большую часть коррупционных преступлений возможно лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

Жестка и судебная практика за взяточничество. Зачастую это лишение свободы с конфискацией имущества и лишение права занимать определенные должности. При этом практика назначения наказания в последнее время в республике несколько смягчается и индивидуализируется. По словам Р. В. Киени, это связано с тем, что в ряде случаев допускались некоторые "перехлесты", когда наказание не соответствовало тяжести совершенного преступления. Так, достаточно распространены факты получения незначительных взяток преподавателями, врачами и т. п. Ранее за такие — даже единичные — преступления следовало лишение свободы на 6 лет с конфискацией имущества. Сейчас закон позволяет, учитывая исключительные обстоятельства, назначать наказание более мягкое, чем предусмотрено законодательством, в случаях чистосердечного раскаяния, возмещения ущерба и т. п. Кроме того, инициируется публичное раскаяние взяткополучателей перед трудовыми коллективами в СМИ. "Если человек раскаялся, нет смысла его лишать свободы, потому что наказание преследует цель его перевоспитать", — подчеркнул представитель Генпрокуратуры.

Антикоррупционное законодательство на современном этапе

По словам выступающего, в последние годы законодательство в области коррупции совершенствуется. Так, в 2006 г. принят Закон "О борьбе с коррупцией", который вобрал в себя наиболее положительные моменты из практики борьбы с этим проявлением и, что не менее важно, позитивные нормы международного права. Также к антикоррупционному законодательству относятся Уголовный Кодекс, Закон "О государственной службе", Закон "О декларировании физическими лицами доходов и имущества", ряд указов Главы государства, в т. ч. утверждающий госпрограмму по борьбе с коррупцией, др.

Более подробно Р. В. Киеня остановился на основных аспектах Закона "О борьбе с коррупцией" (далее — Закон). В частности, в нем определено что такое коррупция — ею называется любое злоупотребление властью или служебными полномочиями для получения материальной или нематериальной выгоды как для себя, так и для любых третьих лиц (в предыдущем документе речь шла только "для себя и близких лиц").

Потенциальными коррупционерами с точки зрения Закона являются должностные лица как государственных, так и негосударственных организаций любой формы собственности. Отметим, что ранее "частники" к этой категории не относились.

Закон ввел новую для отечественного законодательства терминологию. Так, субъектами коррупции могут быть: государственные должностные лица; лица, приравненные к государственным должностным лицам; иностранные должностные лица. "Принципиально важно знать каждому руководителю, что такое государственное должностное лицо (ГДЛ) и лицо, к нему приравненное (приравненное к ГДЛ), потому что для них Закон устанавливает разные обязанности", — обратил внимание представитель Генпрокуратуры.

Итак, республиканские унитарные предприятия — это государственные, а открытые акционерные общества — негосударственные организации. Государственные должностные лица могут быть только в государственных организациях (и исключительно ГДЛ подписывают письменные обязательства по недопущению коррупции). В негосударственных организациях могут быть только лица, приравненные к ним.

В республиканских унитарных предприятиях государственные должностные лица — это руководители не только организации, но и любого звена.

Одна категория руководителей относится к лицам, выполняющим организационно-распорядительные обязанности. Вторая категория ГДЛ в РУПах выполняет административно-хозяйственные обязанности (т. е. обязанности по управлению и распоряжению имуществом и денежными средствами, а также организацией учета и контроля за отпуском и реализацией материальных ценностей). Это заведующие складами и отделами снабжения, ведомственные ревизоры и контролеры, главные бухгалтеры и их заместители, другие лица, имеющие право самостоятельного распоряжения. В то же время бухгалтер, как правило, не является ГДЛ: он готовит документ, но не имеет права его подписи, которая влечет за собой распоряжение имуществом. Р. В. Киеня порекомендовал руководителям составить на предприятиях список должностей (не фамилий!), которые являются ГДЛ "со всеми вытекающими".

Как уже говорилось, в негосударственных организациях (ОАО) есть лица, приравненные к ГДЛ. К ним относятся две вышеупомянутые категории лиц.

Кроме того, есть третья категория лиц, чьи действия влекут за собой юридически значимые последствия. Это, например, юрисконсульты, которые имеют право принимать в судах определенные решения по искам; работники, которые на основании доверенности, выданной руководителем, подписывают хоздоговоры; др. Названные лица и в государственных, и в негосударственных организациях являются лицами, приравненными к ГДЛ.

Р. В. Киеня остановился также на вопросе декларации о доходах. В открытых акционерных обществах ее не пре-доставляет никто, а в республиканских унитарных предприятиях — исключительно директоры.

Что касается перечня коррупционных преступлений, то в каждой стране он свой. Меняется он и в республике, причем в сторону сокращения. Например, из перечня исключен "служебный подлог", на долю которого приходилось порядка 35 % проявлений коррупции. При этом важными преступлениями были и остаются: получение взятки, дача взятки, посредничество во взяточничестве, злоупотребление властью или служебными полномочиями, превышение власти или служебных полномочий, бездействие власти (последние три являются коррупционными, если совершаются из корыстной или иной личной заинтересованности), др.

Важный документ, который необходимо вручать под роспись всем ГДЛ, — письменное обязательство по недопущению коррупции. Оно включает в т. ч. запрет на занятие предпринимательской деятельностью; оказание содействия близким родственникам в осуществлении предпринимательской деятельности с использованием служебного положения; выполнение иной оплачиваемой работы, не связанной с исполнением трудовых обязанностей по месту основной работы, кроме преподавательской, научной, культурной, творческой деятельности и медицинской практики; др.

Выступающий обратил внимание, что в настоящее время в Парламенте находятся на рассмотрении изменения и дополнения в Закон "О борьбе с коррупцией", которыми существенно будет расширен круг ГДЛ. Это, по его словам, соответствует принципам социальной справедливости и международной практике. Теперь к ГДЛ будут относиться должностные лица, работающие не только в госорганизациях, но и в организациях, где доля государственной собственности — преобладающая. Безусловно, в Закон будут внесены и другие принципиальные изменения и дополнения. Планируется, что они вступят в силу в 2012 г.

В то же время, по мнению Р. В. Киени, в отечественной практике для ГДЛ установлены достаточно мягкие ограничения. В Европе они значительно жестче, что связано в т. ч. с более высоким уровнем доходов, лишение которых для нарушителей будет весьма ощутимым.

Рассмотренные ограничения и запреты для ГДЛ устанавливаются ст. 17 Закона. Впрочем, они этим не ограничиваются — в ст. 20 и ст. 21 содержатся дополнительные запреты для государственных должностных лиц и приравненных к ним. Данные статьи определяют перечень коррупционных правонарушений, а также создающих условия для коррупции. Если лицо их совершает, то считается потенциальным коррупционером. К примеру, статьями запрещается использовать служебное положение (иными словами, статус занимаемой должности) при решении вопросов, затрагивающих личные, групповые, иные внеслужебные интересы, если это не связано со служебной деятельностью.

К правонарушениям, создающим условия для коррупции, и коррупционным правонарушениям Закон также относит: отказ в предоставлении информации физическим или юридическим лицам, если предоставление такой информации предусмотрено законодательством; умышленное несвоевременное ее предоставление; предоставление неполной или недостоверной информации.

Кроме того, это: нарушение правил проведения конкурсов и аукционов; требование о предоставлении безвозмездной спонсорской помощи; нарушение в личных, групповых или иных неслужебных интересах установленного порядка обращений граждан и юридических лиц; принятие имущества или подарков (другой выгоды) в связи с исполнением служебных трудовых обязанностей, за исключением сувениров, вручаемых при проведении протокольных и иных официальных мероприятий. К слову, Закон определяет запреты по получению подарков для близких родственников ГДЛ. Существуют ограничения и по совместной работе.

Организация работы по борьбе с коррупцией

К органам, непосредственно осуществляющим борьбу с коррупцией, относятся: прокуратура, органы внутренних дел и госбезопасности. Все остальные, согласно действующему законодательству, это органы или организации, участвующие в борьбе с коррупцией.

Руководители всех организаций обязаны принимать меры по предупреждению, выявлению, пресечению коррупции. Кроме того, они обязаны сообщать об этих фактах. В случае же их сокрытия, несут ответственность вплоть до уголовной.

Методы, которые могут применять руководители, описаны в Законе, который обязывает планировать антикоррупционную работу. В частности, в ст. 5 содержатся принципы и меры борьбы с коррупцией. На практике готовятся соответствующие планы мероприятий. Они есть, к примеру, как в масштабах Минстройархитектуры, так и в отдельных РУПах. "Однако главное, — подчеркнул Р. В. Киеня, — чтобы эти планы не были только на бумаге". Координировать борьбу с коррупцией в организациях призваны специально созданные антикоррупционные комиссии (Положение о которых в настоящее время разрабатывается). Их решения, как правило, носят рекомендательный характер, но должны учитываться руководителями для принятия решений, обязательных к исполнению.

Прокурорские проверки показывают, что комиссии, как правило, не исполняют возложенные на них обязанности. Нередко их работа страдает бессистемностью и формализмом, сводится к анализу деятельности Службы ведомственного контроля. Однако этого недостаточно — необходимо принимать организационно-практические меры для искоренения причин возникновения коррупции. Следует организовать: сбор и накопление информации о совершенных работниками коррупционных правонарушениях, либо тех, что создают условия для коррупции; системный анализ этой информации; выявление причин и условий, способствующих коррупции.

Надо помнить, что большое значение в профилактике коррупции играет совершенствование кадровой работы, пропаганды антикоррупционного законодательства, контрольно-ревизионной деятельности и внутрихозяйственного контроля.

Просмотров: 5 717