Спорные моменты договора строительного подряда


Версия для печати

Договор строительного подряда таит в себе множество "подводных камней", легко обойти которые может только юридически подкованный специалист. Участники семинара "Современные требования к организации деятельности застройщика, заказчика в строительстве", организованного РУП "Белстройцентр", рассмотрели все основные нюансы договора строительного подряда вместе с заместителем директора ЧУП "ГегаКонсалт" А. В. Бобковым. Особое внимание было уделено вопросу стоимости строительных работ.

"Случаи изменения цены договора, в т. ч. твердой, предусмотрены законодательством, однако стороны часто не соблюдают данный порядок, что приводит к возникновению споров, — отметил А. В. Бобков. — Как правило, удорожание стоимости работ обусловлено объективными факторами: изменением порядка налогообложения, ошибками в проектной документации и т. д. В любом случае лучше четко определять в договоре характер цены (твердая или приблизительная), а также порядок ее изменения. А далее уже руководствоваться договором и гражданским законодательством".

Особое внимание, по словам докладчика, необходимо уделять случаям внесения изменений в проектно-сметную документацию. Так, акт о дополнительно выявленных объемах работ обязательно должен составляться комиссионно с участием проектной организации. Подрядчик, приступивший к выполнению таких работ до внесения соответствующих изменений в проектно-сметную документацию, рискует столкнуться со сложностями на стадии их оплаты, а заказчик, своевременно не откорректировавший документацию, — с проблемами на стадии принятия объекта в эксплуатацию и исполнения подрядчиком гарантийных обязательств.

Кроме того, ошибки на стадии проектирования влекут за собой иски заказчиков к проектным организациям о возмещении убытков, вызванных необходимостью корректировки документации или исправления недостатков в выполненных работах.

Достаточно часто начинают встречаться иски неимущественного характера о понуждении контрагента по договору к исполнению договорных обязательств (передаче документации, помещений под отделку, совершению определенных действий).

"Такие иски, конечно, имеют место, но сторона должна понимать, что действующее хозяйственное процессуальное законодательство не содержит механизма принудительного исполнения судебных решений по неимущественным требованиям, — прокомментировал А. В. Бобков. — Проще говоря, предъявление таких исков обосновано в случае необходимости констатации определенного факта, например, не надлежащего исполнения обязательств второй стороной или последующего предъявления имущественного требования. Вместе с тем, не лишним будет напомнить, что в силу пункта 3 ст. 24.10 КоАП Республики Беларусь неисполнение исполнительных документов, судебного постановления или иного акта в установленный судом срок влечет наложение штрафа в размере до 40 базовых величин, а на юридическое лицо — до 1000 базовых величин".

Лектор отметил, что наиболее распространенной ошибкой при предъявлении исковых требований о взыскании задолженности за выполненные работы или неосвоенного аванса вследствие одностороннего отказа одной из сторон от договора является неверное определение основания и предмета иска.

Согласно диспозиции указанных норм, при наличии предусмотренных в них оснований сторона (в зависимости от ситуации — заказчик или подрядчик) вправе отказаться от исполнения договора и требовать возмещения убытков.

Таким образом, предметом соответствующего иска является взыскание убытков (стоимости неоплаченных работ, неосвоенного аванса и т. д.). а основанием иска — ст. 14 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК РБ).

Несоблюдение данных требований влечет за собой отказ в иске и невозможность возмещения расходов по уплате государственной пошлины за счет виновной стороны. В качестве примера А. В. Бобков привел случай из судебной практики.

Хозяйственным судом отказано в удовлетворении исковых требований прокурора в интересах УП "Р" к УП "З" о взыскании 65 867 514 руб., из которых: основной долг — 61 324 396 руб.; проценты за пользование чужими денежными средствами — 4 543 116 руб.

Как установлено в судебном заседании, правоотношения между сторонами возникли из договора строительного подряда от 17.05.2005 № 226-КР.

Статьей 291 ГК РБ установлено, что односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, если иное не вытекает из законодательства или договора.

В соответствии с п. 1 ст. 420 ГК РБ изменение и расторжение договора возможно по соглашению сторон, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом и иными актами законодательства или договором.

УП "Р" заказным письмом с уведомлением о вручении от 02.01.2006 уведомило ответчика об отказе от договора в связи с существенным нарушением подрядчиком сроков выполнения работ. Факт получения указанного письма и расторжения договора ответчиком не отрицался.

Согласно п. 2 ст. 669 ГК РБ, если подрядчик не приступает своевременно к исполнению договора подряда или выполняет работу настолько медленно, что окончание ее к сроку становится явно невозможным, заказчик вправе отказаться от исполнения договора и потребовать возмещения убытков.

Согласно ст. 14 ГК РБ, лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законодательством или соответствующим законодательству договором не предусмотрено иное.

Следовательно, при наличии правомерного отказа от договора истец вправе требовать взыскания с ответчика убытков.

Вместе с тем, согласно исковому заявлению, предметом исковых требований являлось взыскание с ответчика на основании положений ст.ст. 696, 701 и 708 ГК РБ 65 867 514 руб., из которых: 61 324 396 руб. — основной долг; 4 543 116 руб. — проценты за пользование чужими денежными средствами.

При таких обстоятельствах оснований для удовлетворения исковых требований не имелось.

А. В. Бобков отметил, что дискуссионным вопросом является порядок применения при рассмотрении дел о взыскании убытков, обусловленных односторонним отказом от договора, положений п. 1 ст. 365 ГК РБ, предусматривающего, что если за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства установлена неустойка, то убытки возмещаются в части, не покрытой неустойкой. Законодательством или договором могут быть предусмотрены случаи, когда допускается взыскание только неустойки, но не убытков; когда убытки могут быть взысканы в полной сумме сверх неустойки; когда по выбору кредитора могут быть взысканы либо неустойка, либо убытки.

"Некоторые считают, что при рассмотрении в рамках спора, вытекающего из одностороннего отказа от договора, требований о взыскании убытков, обусловленных задолженностью за выполненные работы, порчей материалов и т. д., такие требования подлежат удовлетворению в части, не покрытой неустойкой, если она также является предметом взыскания и иное не предусмотрено договором, — рассказал лектор. — Вторая точка зрения заключается в том, что положения ст. 365 ГК РБ подлежат применению только в том случае, когда предметом исковых требований является взыскание как убытков, так и неустойки за нарушение контрагентом одного и того же обязательства в рамках договора строительного подряда. В противном случае, например, когда взыскиваются убытки в виде стоимости неоплаченных работ или порчи материалов, неосвоенного аванса и пеня за несвоевременную оплату работ, основания для зачета отсутствуют. Данная точка зрения представляется более обоснованной как с позиций буквального толкования положений ст. 365 ГК РБ, так и в плане защиты имущественных интересов стороны, правомерно отказавшейся от договора.

С учетом изложенного, не лишним будет прямое указание в договоре на то, что выплата неустойки не освобождает виновную сторону от возмещения убытков в полном объеме".

Докладчик также отметил, что требование о возврате неосвоенного аванса может быть предъявлено в суд только после отказа от договора или расторжения договора. С этого момента возможно также начисление процентов за пользование чужими денежными средствами на сумму неосвоенного аванса, если иной срок возврата аванса не установлен отказавшейся от договора стороной.

Решением Хозяйственного суда удовлетворены исковые требования ОАО "М" к УП "С" о взыскании 15 000 000 руб. неосновательного обогащения.

Между сторонами 30.11.2006 заключен договор субподряда № 39, согласно которому субподрядчик (УП "С") принял обязательства в срок с декабря 2006 г. по декабрь 2007 г. выполнить комплекс работ на объекте "Реставрация и приспособление памятника архитектуры".

Письмом от 17.01.2007 № 12 субподрядчик запросил аванс в размере 15 000 000 руб., которые перечислены истцом 18.01.2007 по п. п. № 108.

Согласно пункту 1 статьи 672 ГК РБ, если иное не предусмотрено договором подряда, подрядчик при наличии обстоятельств, указанных в п. 1 ст. 672 ГК РБ (подрядчик вправе не приступать к работе, а начатую работу приостановить в случаях, когда нарушение заказчиком своих обязанностей по договору подряда, в частности непредставление материала, оборудования, технической документации или подлежащей переработке (обработке) вещи, их недоброкачественность и непригодность препятствуют исполнению договора подрядчиком, а также при наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что исполнение указанных обязанностей не будет произведено в установленный срок), вправе отказаться от исполнения договора и потребовать возмещения убытков.

Письмом от 13.03.2007 № 48 субподрядчик уведомил генподрядчика о том, что с 13.03.2007 считает договор № 39 от 30.11.2006 расторгнутым в связи с невыполнением п. 6.1.1 договора — непредоставлением до указанного времени проектно-сметной документации на проведение работ — в сложившихся условиях нет возможности производить строительно-монтажные работы на объекте. Письмо № 47 от 13 марта 2007 г. свидетельствует о расторжении указанного выше договора.

Поскольку договор расторгнут, в адрес ответчика 02.10.2007 за № 883 истцом направлена претензия о возврате аванса в размере 15 000 000 рублей. Поскольку претензия не была удовлетворена, то 22.11.2007 подан иск в суд для принудительного взыскания.

П. 1 ст. 971 ГК РБ установлено, что лицо, которое без установленных законодательством или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных ст. 978 настоящего Кодекса.

В соответствии со ст. 973 ГК РБ, поскольку иное не установлено законодательством и не вытекает из существа соответствующих отношений, правила, предусмотренные настоящей главой, подлежат применению также к требованиям одной стороны в обязательстве к другой о возврате исполненного в связи с этим обязательством.

В связи с тем, что договор расторгнут и доказательств освоения ответчиком аванса суду не представлено, иск признан обоснованным.

До момента отказа от договора или его расторжения пользование второй стороной в договоре авансом является правомерным и обязательство по его возврату отсутствует.

В отличие от процентов за пользование чужими денежными средствами, которые по неоплаченным работам подлежат начислению с момента возникновения обязательства по оплате, а в отношении неосвоенного аванса — с момента отказа от договора до фактического погашения задолженности полностью или в соответствующей части, неустойка подлежит начислению только до момента отказа от договора.

Если отказ от договора состоялся, правовых оснований для взыскания неустойки, как законной, так и договорной, не имеется.

На семинарах РУП "Белстройцентр" лекторы часто обращаются к юридическим аспектам организации строительной деятельности, где договор строительного подряда занимает существенное место. И такое внимание к правовой области очевидно, ведь многие проблемы гораздо проще решать на стадии возникновения, нежели потом разбираться в суде.

Просмотров: 15 171