"СОЛДАТ, УЧЕНЫЙ, ГРАЖДАНИН"


Версия для печати

"Я не строитель, но строил много…" — эта фраза прозвучала в конце нашего разговора с Николаем Александровичем Борисевичем накануне очередной годовщины Победы в Великой Отечественной войне. Ведь выдающийся ученый, видный государственный и общественный деятель, крупный организатор советской и белорусской науки во время войны был подпольщиком, активным участником партизанского движения в Минской и Могилевской областях, закончил ее в рядах Красной Армии в Берлине. За боевые заслуги награжден двумя орденами Отечественной войны, двумя — Красной Звезды, медалями "Партизану Отечественной войны I степени", "За взятие Берлина", "За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.".

В фойе Главного корпуса НАН Беларуси расположены стенды: "Они сражались за Родину" и второй — с портретами руководителей Академии наук нашей республики за всю ее историю. На первом из них (среди других) — молодцеватый красноармеец в лихо сдвинутой пилотке и ладно сидящей гимнастерке с боевыми орденами, на другом — уже президент Академии наук, академик. Между этими портретами Н. А. Борисевича — 25 лет, наполненных яркими событиями в его судьбе и в жизни нашей Беларуси: незабываемый салют Победы, годы напряженной учебы и беззаветного служения Науке и Родине.

Николай Александрович гордится своими боевыми наградами. Да и как не гордиться. Не так уж много было 20-летних рядовых красноармейцев, вернувшихся с войны с такими отличиями. Значит, воевал солдат как надо! Точно так же он может гордиться мирными наградами.

Как воспоминает Н. А. Борисевич, 18 июня 1941 г. с отличием он окончил Селибскую среднюю школу Березинского

р-на, а через три дня началась страшная и долгая война. Он еще не достиг призывного возраста, а из-за быстрого продвижения немецко-фашистских войск и призывать-то стало некому. Вместе со сверстниками, в составе подпольной группы, Николай Борисевич участвует в сопротивлении фашистам, собирает оружие, оставшееся на местах боев наших отступавших войск, помогает партизанам. Вскоре по подозрению в оказании такой помощи арестовывают его родителей. К счастью, не имея доказательств, их скоро отпускают. Правда, пришлось все-таки "откупаться" медом с собственной пасеки и несколькими возами сена. Николай вместе со старшей сестрой Верой сумел скрыться и добраться затем до партизанского отряда.

Здесь он стал подрывником. Очевидно, уже в то время проявились у него организаторские способности, ведь его — рядового необученного — вскоре назначают командиром партизанского взвода, в составе которого оказались даже два кадровых офицера Красной Армии. Такова была реальность партизанской войны.

С грустной улыбкой вспоминает теперь Николай Александрович "технологию" подрывного дела того времени. Ведь железные дороги тщательно охранялись. Вдоль насыпей вырубались широкие просеки для защиты от партизан. Поэтому надо было выбрать удачный момент или же без особого шума "убрать" охрану, быстро установить и тщательно замаскировать взрывное (часто самодельное) устройство натяжного действия со шнуром длиной в несколько десятков метров. Не менее тщательно требовалось замаскироваться самим и томительно ожидать подхода состава. "На глаз", но с особой точностью необходимо было рассчитать момент подрыва, т. е. своевременно дернуть многометровый шнур. Страшную картину представляли летящие после взрыва под откос, лезущие друг на друга паровоз, вагоны и платформы.

В зависимости от обстановки группа принимала бой или же быстро уходила, зачастую унося раненых и погибших товарищей. Взрывали подрывники и мосты, минировали шоссейные дороги. Кроме этого, взвод участвовал в разгроме вражеских гарнизонов, рельсовой войне.

После соединения с наступающими частями Красной Армии командир взвода подрывников 152 партизанского полка стал солдатом Действующей армии. В составе 539 гаубичного артиллерийского полка 1-го Белорусского фронта дошел до Берлина.

Осенью 1945 г. в солдатских сапогах и гимнастерке Н. А. Борисевич пришел на физмат Белгосуниверситета. Непросто было не отставать от однокурсников. Годы, прошедшие после окончания средней школы, давали о себе знать. Но солдатская гордость обязывала и здесь быть впереди.

Еще в студенческие годы у него проявился талант исследователя. После успешного окончания БГУ — учеба в аспирантуре в Государственном оптическом институте им. С. И. Вавилова в Ленинграде. И думать не думал в то время аспирант Николай Борисевич, что спустя 40 и 50 лет академик Н. А. Борисевич будет председателем международных конференций в Москве, посвященных 100- и 110-летию со дня рождения академика С. И. Вавилова.

В 1954 г. после успешной защиты кандидатской диссертации он возвратился в Минск и стал одним из организаторов Института физики и математики АН БССР. В мае 1969 г. академик Н. А. Борисевич был избран президентом АН БССР и работал в этой должности 18 лет.

Как президент Академии наук, Николай Александрович сделал много для того, чтобы в академии при мощной государственной поддержке выросли научные школы мирового уровня по теоретической физике, физической оптике и квантовой электронике, физиологии, генетике, языкознанию и др. Именно эти направления еще в 1964 г. были определены АН СССР в качестве основных для нашей республики, исходя из возникновения и развития новых отраслей ее народного хозяйства. Отметим также, что АН БССР положила начало развитию строительной науки в Беларуси. В ее составе еще в 1957 г. был организован Институт строительства и архитектуры (ИСиА), переданный в 1963 г. в Госстрой БССР. Его правопреемники продолжают успешно работать в настоящее время.

Для решения сложных задач, стоящих перед академией, требовалась кроме интеллектуального потенциала мощная материальная база. Именно поэтому президенту АН БССР приходилось значительное внимание уделять вопросам реконструкции действующих и строительству новых объектов. Предметом его "пятилетней головной боли", а теперь уже особой гордости стала реконструкция Главного корпуса Академии наук. Этот объект имел сложную архитектурно-строительную судьбу. Он сооружался по проектам архитекторов Г. Л. Лаврова и И. Г. Лангбарда и был введен в строй в 1940 г. Во время жестоких боев за освобождение Минска здание полностью выгорело и было восстановлено после войны с применением простейших строительных конструкций и отделочных материалов. К началу 70-х годов прошлого века требовалась капитальная (и очень дорогостоящая) реконструкция Главного корпуса, который к этому времени стал одним из символов не только Минска, но и всей Беларуси. Сегодня — это уникальный памятник архитектуры государственного значения.

В сложной системе планового хозяйства при наличии многих приоритетов, дефицита мощностей строительной отрасли очень трудно было добиться "включения в план" именно этого объекта. В различных союзных и республиканских органах пришлось использовать свой авторитет и проявлять необходимую настойчивость. С удовлетворением Николай Александрович отмечает, что в этом вопросе он получил понимание и полную поддержку Первого секретаря ЦК КПБ Петра Мироновича Машерова. С юмором вспоминает, что для своевременной поставки, например, проектных отделочных материалов из Армении пришлось обращаться к коллеге — президенту Академии наук Армянской ССР академику В. А. Амбарцумяну, а алюминиевых витражей — в Москву, в Министерство авиационной промышленности СССР.

Коммуникабельность и умение устанавливать деловые отношения являются отличительными чертами характера Николая Александровича. Во многом благодаря им АН БССР находила поддержку в решении ряда проблем в республике, в Академии наук СССР и у ее президента, выдающегося ученого, трижды Героя Социалистического Труда, академика А. П. Александрова. Такие же научные деловые контакты и добрые личные отношения сложились с АН Украины и ее президентом Б. Е. Патоном, а также поддерживались с академиями наук других союзных республик.

Постепенно Академии наук становилось "тесно" в центре Минска. Поэтому начинается строительство комплекса объектов с инфраструктурой Института ядерной энергетики по Могилевскому шоссе (теперь п. Сосны). В 1970-е годы принимается кардинальное решение о строительстве целого Академгородка за пределами МКАД в микрорайоне Уручье. И вновь президенту АН БССР приходится обращаться для решения весьма сложных в то время вопросов как к П. М. Машерову, так и к Председателю Совета Министров БССР Т. Я. Киселеву. Среди этих вопросов — улучшение архитектурной выразительности проектируемых объектов и их интерьеров; увеличение в связи с этим ранее намечавшейся сметной стоимости, весьма жестко контролировавшейся в то время; привлечение, наряду с белорусскими, специалистов из России, уже имевших опыт проектирования аналогичного Академгородка в Новосибирске; др. Строительство Академгородка в Уручье не было завершено из-за отсутствия финансирования в связи с распадом Советского Союза. Один из крупных его объектов по решению руководства уже суверенной Беларуси перепрофилирован для нужд Парка высоких технологий.

Постепенно белорусская наука перестала быть только столичной. Создавались региональные научные центры. В Гомеле — Институт механики металлополимерных систем и отделение Института математики, в Гродно — Отдел регуляции обмена веществ, преобразованный затем в Институт биохимии, в Могилеве — отделения институтов физики и физико-технического, в Витебске — отделение Института физики твердого тела и полупроводников. Вновь создаваемые центры приближали научные исследования к практике, давали возможность привлечения выпускников местных вузов к научно-исследовательской работе.

Всего за 1970–1980-е годы Академией наук было введено в строй 46 зданий производственного и социального назначения общей площадью 287 тыс. м2. Была значительно расширена лабораторная, созданы разветвленная опытно-конструкторская и экспериментальная базы, центры коллективного пользования уникальными приборами и оборудованием, совершенствовалась сеть учреждений социальной сферы.

Одновременно все эти годы Н. А. Борисевич ведет большую научную работу. Настоящий ученый-исследователь, он создал научную школу, получившую международное признание. Этой школе, как и другим научным школам нашей Академии наук, свойственно доведение результатов фундаментальных исследований до практического применения. С 1957 г. Николай Александрович руководит созданной им крупной лабораторией в Институте физики НАН Беларуси. В 1987–2006 гг. он одновременно был заведующим лабораторией Физического института им. П. Н. Лебедева РАН в Москве.

Исследования влияния посторонних газов на спектрально-люминесцентные характеристики паров сложных молекул, выполненные Б. С. Непорентом и Н. А. Борисевичем, которому в то время было чуть более 30 лет, привели к открытию в 1955 году явления стабилизации-лабилизации электронно-возбужденных многоатомных молекул посторонними газами (диплом СССР на открытие № 186, 1977 г.). Оно широко используется в спектроскопии, люминесценции, фотохимии и квантовой электронике. Заметим, научное открытие — явление весьма редкое и даже уникальное. Белорусские ученые являются авторами еще только восьми других открытий в области физики, медицины, биологии, химии.

В 1973 г. Н. А. Борисевич с учеником В. Г. Верещагиным стал лауреатом Государственной премии СССР за исследование рассеяния излучения и создание нового класса оптических фильтров для широкой области инфракрасного спектра. Был налажен серийный выпуск таких фильтров и созданных на их основе соответствующих приборов.

Как стало недавно известно, в 1974 г. Американское космическое агентство NASA книгу "Инфракрасные фильтры" без согласия авторов Н. А. Борисевича, В. Г. Верещагина и М. А. Валидова перевело на английский язык.

За создание нового научного направления — спектроскопия свободных сложных молекул — Н. А. Борисевичу, Б. С. Непоренту, а также ученикам Николая Александровича — В. В. Грузинскому и В. А. Толкачеву в 1980 г. присуждена Ленинская премия.

К числу важнейших научных достижений Н. А. Борисевича и его школы относится цикл работ по обнаружению и исследованию поляризованной люминесценции свободных сложных молекул. За цикл работ "Динамика вращательного движения электронно-возбужденных многоатомных молекул в газовой среде" Н. А. Борисевичу совместно с учениками в 1998 г. присуждена Государственная премия Республики Беларусь.

Он удостоен также (в 2001 г.) премии имени академика В. А. Коптюга за цикл работ в области спектроскопии сложных молекул и большой личный вклад в организацию сотрудничества ученых Сибирского отделения РАН и НАН Беларуси.

С 1964 г. Н. А. Борисевич — член редколлегии, а с 1994 г. — главный редактор авторитетного международного издания "Журнал прикладной спектроскопии". Сегодня в его редакционном совете — ученые с мировыми именами не только из Беларуси, но и из Германии, Голландии, Литвы, России, Сербии, США, Украины, Франции, Японии. Благодаря научному авторитету его главного редактора полные версии журнала выходят как на русском, так и английском языках и находят заинтересованных читателей во всем мире.

Под руководством Николая Александровича Академия наук БССР получила наибольшее развитие и стала одним из крупнейших научных центров СССР. Недаром она была награждена орденом Дружбы народов в 1975 г., а в 1978 г. — орденом Ленина. Этой высшей государственной награды были удостоены еще только АН СССР и АН Украины.

Академик Н. А. Борисевич не только определял крупные насущные проблемы, но и всегда предлагал пути их решения. Сегодня он делает все, что в его силах, чтобы в современных экономических условиях сохранить Национальную академию наук Беларуси как крупный научный центр, укрепить ее международный авторитет.

И хотя годы дают знать о себе, на рабочем столе Почетного президента НАН Беларуси академика Н. А. Борисевича — очередные, уже подготовленные в печать научные статьи, графики с новыми научными результатами и макет следующего номера журнала.

Он мудрый наставник, добрый советчик, прекрасный собеседник.

Закаленный в юности, Настоящий Солдат, академик Н. А. Борисевич всегда в строю!

Просмотров: 4 854