Роль руководителя в обеспечении сохранности государственной собственности и профилактике коррупционных проявлений


Версия для печати

Под коррупцией, как правило, большинство понимает лишь взяточничество. А при отсутствии таких фактов руководители считают, что нет у них и коррупции. Следовательно, не о чем и говорить. Согласно Закону о коррупции, под ней понимается умышленное использование государственным должностным или приравненным к нему лицом своего служебного положения и связанных с ним возможностей, сопряженное с противоправным получением имущества или другой выгоды в виде услуги, покровительства, обещания преимущества для себя или для других лиц, а равно подкуп государственного должностного или приравненного к нему лица путем предоставления им имущества или другой выгоды в виде услуги, покровительства. Кроме того, обещания преимущества для них или заинтересованных лиц с тем, чтобы это государственное или приравненное к нему лицо совершили действия при исполнении своих обязанностей.

Иногда приходится слышать, что так как большинство наших организаций являются формально акционерными, по Конституции относятся к частной форме собственности, то антикоррупционное законодательство не распространяется на руководителей и работников этих организаций. Однако не зависимо от формы собственности, а уж тем более там, где государственные пакеты акций составляют более 90 %, все руководители и председатели антикоррупционных комиссий организаций, заместители руководителей организаций являются должностными лицами.

До 2010 года в республике существовали самостоятельные программы по борьбе с преступностью и отдельная — с коррупцией, объединенные в одну. В настоящее время существуют две программы по борьбе с преступностью и коррупцией на 2010–2012 годы: государственная и отраслевая. В этом и состоит логика, что коррупционные проявления расцениваются только как преступления. Конечно, когда машинисты тепловоза и водители Производственного РУП "Белорусский цементный завод", РУП "Витебский ДСК" и ОАО "Стройтрест № 8" в 2010 году совершили кражи топлива, то к коррупционным преступлениям это не отнесешь. Но хищения — преступления, дополнившие в целом статистику, отрицательно характеризующую отрасль. В то же время, когда 4 работника, в том числе на уровне начальника отдела цементного завода и ведущего инженера-технолога "Красносельскстройматерилы", организовали кражу более 40 тонн цемента и блоков, начальник УПТК и прораб ОАО "Гроднопромстрой" совершили хищение товарно-материальных ценностей, то считать это просто хищениями нельзя. Не занимали бы они эти должности, не было бы возможности воровать, заранее планируя хищения.

В статистике совершенных в прошлом году преступлений есть факты, когда руководители организаций погасили персонально наложенные на них штрафы за счет организаций. Так поступили руководители СУ-89 ОАО "Стройтрест № 13" и предприятия "Руба", входящего в состав ООО "Доломит". Одна из инспекторов по кадрам, которая и сегодня работает в этой должности, вносила в табели недостоверные сведения об отработанном времени. Уголовное дело было закрыто из-за амнистии и в связи с тем, что преступление было раскрыто через три года после совершения. Но сам факт послужил ей хорошим уроком. О любом преступлении рано или поздно становится известно.

Поэтому когда при проверке ОАО "Трест Белсантехмонтаж № 1" выяснилось, что генеральный директор В. Э. Савицкий своих личных два легковых автомобиля продал непосредственно подчиненным ему организациям — Светлогорскому и Мозырьскому монтажным управлениям за не очень скромные суммы (значительно большие, чем считают независимые эксперты, оценив автомобили), то нет никакого сомнения в характеристике содеянного. Все было бы правильно, если бы покупателями оказались не имеющие отношение к руководителю лица или организации. А случайными, даже если это сделано через комиссионный магазин, такие покупки не назовешь. Определение такой сделки — в теме семинара.

Следует остановиться также на факте использования своего служебного положения директором "Первого монтажного управления "Гомельтехмонтаж" К. И. Кулакевичем. Он уже внес 20 млн руб. за использование рабочей силы организации на личном особняке. Но этого еще недостаточно. В свою преступную деятельность К. И. Кулакевич втянул подчиненных, один из которых во время проведения у него инвентаризации на второй день покончил жизнь самоубийством. Почему это произошло, можно теперь только догадываться. На должностях инспектора по труду, механика и специалиста по кадрам работали у директора К. И. Кулакевича жена, сын и дочь. В целом это не противоречит законодательству. Но на фоне случившегося становится понятным, для чего все это надо было. Идет следствие, и точка будет поставлена.

Когда родственники создают рабочую династию, это даже как-то поощряется. Но династия династии — рознь. Бывший руководитель ОАО "Трест Белстромремонт" Г. Г. Локшин и его заместитель А. Л. Маринич сейчас под следствием, в местах предварительного задержания. Им предъявлены претензии в содействии совершению преступлений по присвоению денег дольщиков, предназначенных для строительства квартир. Из 3,8 млрд руб. денег застройщиков на эти цели ушла только четвертая часть. В ходе проверки установлена фальсификация документов и завышение объемов, то есть приписки, что также является преступлением. На одном из домов лишним оказался целый этаж.

В государственную статистическую отчетность внесены недостоверные сведения. Это — еще одна статья для уголовной ответственности. Искажение государственной статистической отчетности — тема отдельного разговора, и небеспочвенного. Несколько человек, связанных с деятельностью треста, уже отбывают наказание. Но в самом тресте обнаружилась трудовая династия. Почему-то генеральный директор Г. Г. Локшин посчитал необходимым не сам изготавливать на РБУ треста продукцию, а передать его в аренду частному предприятию с красивым названием "Кэнтритстрой". Основным капиталом этого частного предприятия является сын генерального директора Г. Г. Локшина.

А о масштабах предприятия можно судить еще и по тому, что в одном лице он являлся одновременно и бухгалтером. И уже не важно для семейного тандема, что купленная папой у сына продукция, произведенная на папином оборудовании, может быть дороже собственной. Тем более что в качестве юриста, составлявшего договоры между папой и сыном, выступила родная дочь. Такая трудовая династия может вылиться только в одно — дополнительные статьи к обвинительному приговору.

Есть и еще одна "тихая гавань": база отдыха ОАО "Нефтезаводмонтаж". В качестве работников небольшого штата, управляемого отцом, числятся жена на рабочей должности и две дочери, которые, если судить по составленным документам, ежедневно ездили на работу в Новополоцк. Только одна из Минска, где учится, а другая — из Баранович, где проживает. Комментарии о реальности этого, думаю, излишни.

Следует руководителям присмотреться к своим семейным династиям, пересмотреть у себя штаты: кто там числится, нет ли среди них в списках "мертвых душ от Чичикова". Пусть лучше ревизоры продолжают оказывать помощь в организации постановки бухгалтерского учета, исправлении ошибок, чем в фиксировании механизма совершенных преступлений, в том числе коррупционного характера.

Почти у половины проверяемых Службой субъектов хозяйствования устанавливаются факты приписок объемов строительно-монтажных работ. Это создает почву для последующих хищений не только незаработанных денег под видом зарплаты, но и строительных материалов. Но беда в том, что, как правило, руководители трестов и их службы не хотят разбираться в причинах образования недостач, приписок.

Имеется еще одна информация, и в ближайшее время будет организована дополнительная проверка. Пока не время озвучивать адрес. Но суть дела такова. На одном из объектов в не зарытую траншею случайно попал человек и погиб. При первом же разбирательстве выяснилось, что траншея по бумагам была зарыта еще несколько лет назад. Более того, за ее закапывание заплатили более 120 тыс. долларов по курсу фирме-однодневке. И если бы не трагедия, никто так и не поднял бы вопрос. Все документы были подготовлены: наряды, путевки транспортников на перевозку грунта, акты приема-сдачи работ. Ведь беды никто не ожидал. Теперь выход только один — сотрудничество со следствием. Но на министерство опять ляжет клеймо.

Официально к коррупции относится использование государственным должностным лицом в личных, групповых и иных внеслужебных интересах предоставленного ему для осуществления государственных функций имущества, находящегося в государственной собственности, использование служебного положения для получения кредита, ссуды, приобретения ценных бумаг, недвижимого и иного имущества.

Ни для кого не секрет, что произошло в УП "Будтэх", руководители которого также оказались под стражей, а новым управленцам пришлось поменять ставшее нарицательным имя организации на другое. Слишком уж отрицательную реакцию вызывало само слово "Будтэх" не только у работников министерства, но главное — у потенциальных заказчиков. Как показали материалы предыдущих проверок, не только от названия организации, но и от руководителей необходимо было избавиться еще несколько лет назад. Самое страшное состоит в том, что сами они никаких выводов из постоянно указываемых им Службой нарушений не делали и с каждым разом втягивались во все более серьезные нарушения, пока их не изолировали в камеры предварительного заключения. Расторжение контрактов — это теперь как поощрение.

По нашему запросу из МВД поступила информация о совершенных в отрасли преступлениях. Есть в ней и факты, которые к сфере влияния Минстройархитектуры не отнесешь. Но это — преступные факты, они зафиксированы и никем не опровергнуты. Все случаи коррупционных проявлений разбираются на заседаниях комиссии по координации ведомственного контроля и предупреждению коррупции. Порой вызывает недоумение отношение руководителей к доводимой до них информации. Ведь озвученную для министерства статистику опровергнуть невозможно. К примеру, есть неплохая организация ОАО "Мозырьпромстрой". Ее руководитель — человек авторитетный и, как говорится, на своем месте. Но правоохранительными органами возбуждено 3 уголовных дела по статье 431 по факту взяток одному из бригадиров СУ-167 за благополучное решение вопросов о невыходе на работу. Это происходило несколько раз на протяжении 2009–2010 годов. Деньги за сокрытие прогулов давались в размере 20–30 тыс. рублей. На заседание комиссии директор приехал с письмом о том, что по указанным фактам вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Но информация должна насторожить руководство треста. Ведь основанием для возбуждения уголовных дел и привлечения бригадира к ответственности послужили заявления от троих рабочих, которые прямо написали, как за деньги скрываются в организации прогулы. Так что дыма без огня не бывает, и еще рано ставить точку и успокаиваться тем, что никого не посадили. Над этим следует задуматься, провести соответствующую работу в коллективе, более детально рассмотреть на комиссии, что послужило основанием для таких заявлений со стороны рабочих.

Никак не завершится преступная эпопея в ОАО "Гомельстекло", в котором постоянно возникают проблемы, не считая всем известных старых. Есть факты, на которых нельзя не остановиться. Не исключаю, что они могут проявиться и в других организациях. То, что на "Гомельстекле" недавно утащили вагон цветного металла, и там не сразу заметили его исчезновение, это еще не все. Очень бы хотелось, чтобы работники предприятия к этому не имели отношение. Но они зато имели отношение к другому: ряд работников выезжали за пределы республики, а точнее — в Россию, откуда привозили липовые документы, что якобы были в командировках. Да, были, но не столько дней и не всегда.

Несколько преступлений совершено и директором дочернего общества предприятия "Полигласс" С. Н. Качаном, оформившим фиктивные документы по поставке исчезнувшего жидкого стекла.

Жило само по себе и присоединенное уже много лет назад к ОАО "Гомельстекло" сельхозпредприятие, являющееся его филиалом. Только никто не контролировал его работу. Итог — почти полтора десятка преступлений коррупционного характера, "повешенных" на министерство и предъявленных для ответа в виде предписания Генеральной прокуратурой Первому заместителю Министра. Воровали все что можно: от кожаного кресла и колбасных изделий до компьютеров и денег.

Не было бы этих преступлений — не было бы и такого жесткого предписания. Так что в ОАО "Гомельстекло" до наведения порядка еще очень далеко. А наводить его придется, в том числе с помощью ревизоров и правоохранительных органов. Но это не значит, что руководство предприятия, пусть оно и новое, может самоустраниться от этой деятельности — ответственность лежит на нем. Однако Генеральная прокуратура спрашивает в первую очередь с руководителей министерства…

В то же время, не надо наводить порядок так, как это делали в Барановичском монтажном управлении "Белсантехмонтаж-2", где один директор, сменяя другого, оказывались за очень короткое время на нарах. Не говоря уже про бухгалтера, подавшегося в бега. Итог — в списке 11 совершенных преступлений.

Коррупционными являются распространенные в последнее время преступления, системно совершавшиеся группами работников бухгалтерий путем излишнего перечисления денег ими на свои личные карточки и подставных лиц. Как это делается, рассказывалось уже неоднократно. Но к руководителям организаций есть просьба: необходимо, чтобы вы сами могли это разоблачить и пресечь, не допуская повторения. Самый простой способ — хотя бы раз в полгода попросить банки, которые обслуживают организации, выборочно прислать ведомости по перечислению денег на карточки для их сравнения с ведомостями, хранящимися в документах бухгалтерии. Только ни в коем случае не следует поручать это делать самим бухгалтерским работникам. И не потому, что им нельзя доверять. Как раз наоборот — бухгалтеры в основном честные, порядочные люди, на которых отдельные руководители нередко списывали свои грехи (приписки, искажение отчетности). Однако, как говорится, "доверяй, но проверяй". Банки никому, даже правоохранительным органам, без возбуждения уголовного дела не имеют право предоставлять для проверки документы — коммерческая тайна, по закону. Однако они обязаны представить требуемую информацию вам по вашему запросу.

Необходимо силами других служб (юристов, экономистов, диспетчеров, сторонних для организации членов наблюдательного совета, не связанных дружескими или родственными связями с бухгалтерскими работниками) сопоставить имеющиеся у вас ведомости с теми, что пошли в банк. И если они отличаются, что уже установлено в ряде организаций, то это — прямое хищение денег. Ведь именно сами руководители, а не ревизоры, разоблачили таким образом хищения в ОАО "Рогачевжелезобетон" и ОАО "Стеклозавод "Неман". Руководство можно обвинить лишь в том, почему это не было сделано раньше. Но раньше ведь и проверки много кто проводил, а хищения совершались годами. Ошибки нужно не только признавать, но и исправлять.

Функция организаций Минстройархитектуры — не просто строить, а строить экономно, рационально, эффективно. Как оказалось, некоторые про это забывают. Инвентаризации как таковые часто не проводятся, либо проводятся формально. Куда исчезают сотни кубов бетона и раствора — никто не разбирается. Инвентаризационные комиссии, якобы проводившие инвентаризацию, возглавляются порой людьми, не имеющими на это право. А тот, кто имел, в ней не участвовал, а лишь совершал "обзорную экскурсию", как это было в ОАО "Стройтрест № 12". Там человеку, прибывшему в организацию в качестве молодого специалиста, предъявили иск в сумме 65 млн руб. То, что он, проявляя халатность, во многом виноват — бесспорно. Но верно и то, что надо было еще при установлении первой, относительно незначительной недостачи выяснить причины ее возникновения.

Одной из обязательных процедур является ежегодное проведение к годовому балансу сплошных инвентаризаций. И когда после якобы проведенной инвентаризации в сличительных ведомостях все цифры — учетные и фактические — совпадают, понятно, что ее никто не проводил. Но ревизоров пытаются убедить в том, что за один день можно на десятке объектов пересчитать все имеющиеся материальные ценности. В итоге реальной картины нет, а через месяц–два, если человек по какой-либо причине не может продолжать функции материально-ответственного лица, всплывает баснословная сумма недостачи, которая просто не могла образоваться за период, прошедший после предыдущей инвентаризации.

Формально провели инвентаризацию и в ОАО "Борисовжилстрой". Но оформили ее результаты при отсутствии материально-ответственного лица. А в учетных данных по некоторым позициям спутали килограммы со штуками. Так к кому теперь можно предъявить претензию?

Служба ведомственного контроля в 2010 году выявила в организациях Минстройархитектуры вред, причиненный интересам государства и организациям на сумму более 5 млрд руб. Такая же тенденция и за прошедший период текущего. Это характеризует работу ревизоров как необходимую и результативную. Подавляющая часть работников Службы — добросовестные, грамотные специалисты, способные не только раскрыть преступление, но и подсказать, помочь исправить ошибки. Но это показатель бесхозяйственности, с которой не могут справиться службы министерства, кураторы предприятий, управляющие главками, руководители и специалисты организаций, входящих в систему министерства. И не радует, что устанавливаемые цифры вреда стабильно растут. Не изжиты также факты искажений статистической отчетности об объемах строительно-монтажных работ. А они установлены в 54 проверенных организациях. У кого-то незначительно, из-за какой-либо арифметической ошибки. Но основными причинами завышений явились неправильное применение расценок, индексов, коэффициентов, нормативов накладных расходов. Распространенным является включение в акты работ стоимости материалов, которые даже не числятся по бухгалтерскому учету, отсутствуют в проектно-сметной документации. В 63 организациях установлены нарушения в области оплаты труда. Без малого 0,5 млрд руб. необоснованно выплачено в виде всяких непозволительных доплат, премий. Этим "отличились" РУПП "Гранит", ОАО "Спецсельстрой", РУП "Белстройцентр".

Не очень высоким остается и процент возмещаемого вреда. А должен равняться 100 %. Согласно требованиям указов № 510 и № 325, Служба о всех вышеназванных фактах нарушений, подпадающих под административную, а уж тем более уголовную ответственность, обязана сообщать в соответствующие органы.

Следует отдельно остановиться на работе антикоррупционных комиссий в организациях. За последний год удалось переломить в сознании руководителей и тех, кто отвечает за работу комиссий, то, что борьба с коррупцией — это повседневная работа. В организации направлены примерные вопросы, которые следует рассматривать на заседаниях комиссий. С отчетами председатели комиссий организаций вызываются в Минстройархитектуры на заседания комиссии по координации ведомственного контроля и предупреждению коррупции. В ходе проведения плановых проверок рекомендовано ревизорам знакомиться с ситуацией на местах.

К сожалению, приходится констатировать, что в ряде организаций эта работа поставлена формально. Удивляет позиция руководителей некоторых организаций, что у них профилактическая работа не проводится, потому что "никто им про это ничего не говорил". Такую позицию заняли, например, на РУП "Могилевский ДСК". Если и имеются в таких организациях какие-либо протоколы заседаний, то, как правило, из них ничего не поймешь из-за отсутствия информации.

Вот содержание протоколов одной из организаций. Повестка дня: "1. О состоянии трудовой дисциплины. 2. О результатах инвентаризации". Решения по ним: "1. Принять к сведению. 2. Излишки оприходовать, недостачу взыскать с виновных". Никакой информации, анализа причин недостач или излишков, имен виновных нет. Меняй каждый год даты в таких протоколах — и делай вид, что комиссия работает.

Кроме того, часто работа инвентаризационной комиссии подменяется работой антикоррупционной. На ее заседаниях следует "по полочкам" разложить причины образования недостач или излишков, разобраться, как и почему они произошли, не является ли это резервом для хищений. В одном из заключений об изучении работы антикоррупционной комиссии ОАО "Автоспецтранс" проверяющему аргументировали: "Протоколов нет, так как нет случаев коррупционных нарушений". Может, и так. Но комиссии создаются с целью профилактики антикоррупционных преступлений. Поговорку про то, когда пьют "Боржоми", знают все. Последствиями же занимаются правоохранительные органы и суды. И, возможно, они спросят, куда смотрели руководство, заместитель по идеологии и председатель комиссии.

После проведения одного из заседаний комиссии при министерстве ее материалы были опубликованы в печати. Выяснились, что некоторые руководители даже не знают о том, что их подчиненные совершили преступления, в том числе коррупционные. Часто работники системы Минстройархитектуры совершают преступления коррупционного плана и на бытовом уровне, не имеющем к производственным функциям отношение. Это дача взяток "ГАИшникам" за решение вопросов о выдаче водительских удостоверений, врачам — за "липовые" больничные и так далее. Но в целом — это клеймо на министерство. Значит, в организациях не проводится идеологическая, информационно-правовая, воспитательная работа. Практически везде есть заместители по идеологии и — подчас формально — председатели антикоррупционных комиссий. В некоторых организациях (а многие из них — это головные предприятия с обособленными структурными подразделениями, каждое из которых представлено самостоятельным и немаленьким коллективом) комиссии созданы лишь в головных организациях и состоят только из руководства. Это допустимо, но при условии, что в структурных подразделениях, филиалах будут аналогичные комиссии. А если нет, то в головном должны быть представители всех структурных подразделений. Иначе как информация будет доходить до работников? Особенно если, как уже говорилось, обсуждаемые темы фиксируются протоколами: мол, слушали и приняли к сведению. А что услышали и что приняли к сведению, так никто и не узнает...

Надеемся, что результаты проведенного 5 мая 2011 года семинара положительно отразятся на состоянии криминогенной ситуации в отрасли.

Просмотров: 5 136