Памятники предвоенной фортификации. История строительства "Линии Молотова"


Версия для печати

22 июня в нашей стране отмечалась траурная дата. Ровно 70 лет назад в этот день на рассвете началась самая кровопролитная война в новой истории, которую мы знаем как Великую Отечественную. Общеизвестно, что первыми приняли на себя вражеский удар защитники Брестской крепости. А вот о том, что в это же время с не меньшей доблестью и героизмом отбивали фашистские атаки бойцы Красной Армии, засевшие в ДОТах, расположенных вдоль западной границы, знают немногие. Тем не менее, до сих пор в пригородах Бреста находятся мощные фортификационные сооружения той поры, которые являются отголоском смелой инженерной мысли и своеобразными памятниками мужеству и стойкости советских солдат. По аналогии с "Линией Сталина" на старой советской границе с Польшей и "Линией Можено" во Франции этот укрепрайон называют "Линией Молотова".

Грандиозные планы

Идея укрепить западные рубежи новой государственной границы возникла вскоре после подписания секретного протокола о ненападении (Пакт Молотова – Риббентропа), заключенного между Германией и СССР в августе 1939 г. Граница Советского Союза сместилась на 200–400 км на запад, и вместо Польши ближайшим его соседом стала нацистская Германия — идеологический противник нашего государства. Поэтому осенью 1939 г. в Генеральном штабе Красной Армии и приграничных округах приступили к разработке плана прикрытия новой линии государственной границы.

Проект строительства укрепленных районов был утвержден лично И. В. Сталиным по докладу К. Е. Ворошилова и Б. М. Шапошникова. Зимой 1939 г. были проведены рекогносцировочные работы по определению мест строительства долговременных оборонительных сооружений. "Белостокский выступ" в Западном особом военном округе должны были прикрывать четыре укрепленных района: 62-й Брестский, 64-й Замбровский, 66-й Осовецкий и 68-й Гродненский.

Основу главной оборонительной полосы составляли долговременные огневые точки (ДОТы), возводившиеся из монолитного железобетона или брони, как правило, двух- или трехэтажные, реже — одноэтажные. Но лишь верхний этаж с амбразурами и бойницами немного возвышался над землей. Строились укрепления по самым совершенным для того времени проектам. В военно-инженерном отношении места расположения огневых точек были выбраны идеально: на высотках по берегам рек Западный Буг, Нарев и Бобр с широкими заболоченными поймами, труднопроходимыми для танков противника.

62-й Брестский УР был одним из самых больших по протяженности на новой границе. Протяженность по фронту составила около 120 км — от станции Митьки немного южнее Бреста до г. Семятичи на северо-западе (ныне территория Польши). В нем предполагалось строительство десяти узлов обороны с 380 долговременными фортификационными сооружениями.

Брестский УР строили "всем миром" — военные строители, армейские инженерные части и подразделения обычных стрелковых и артиллерийских частей, а также местное население. Руководили строительством лучшие советские военные инженеры, в том числе генерал-лейтенант Д. М. Карбышев. Руководство работами на местах возлагалось на Военные Советы округов.

Строить всем миром!

Непосредственным возведением и оснащением долговременных железобетонных оборонительных точек занимались военные — саперные, инженерные и специальные технические части. На подготовительных работах — рытье котлованов, заготовке песка, щебня, полевого камня, древесины, транспортных работах — широко использовалось местное гражданское население, которое выполняло трудовую и гужевую повинность. В марте–апреле 1941 г. в работах участвовало до 10 тысяч человек гражданского населения с 4 тысячами подвод. Строительство УРа было объявлено ударной комсомольской стройкой, и сюда съезжались молодые патриоты-добровольцы со всех уголков СССР. В г. Дрогичине-на-Буге был развернут комсомольско-молодежный лагерь.

Первыми в районе строительства опорного пункта устанавливались полевые бетонный и лесопильный заводы. Затем на стройплощадках проводились маскировочные работы. Территория обносилась высоким забором с колючей проволокой и молодыми елками. Котлован под сооружение копался гражданским населением с использованием исключительно лопат и тачек. Одновременно подвозились строительные материалы: доски, камни, щебень, песок и цемент. Все материалы складировались на расстоянии 100 м от площадки и далее транспортировались солдатами. Остальные работы производились саперными и инженерно-техническими подразделениями, а также гражданскими вольнонаемными специалистами, прибывшими из центральных районов СССР.

В настоящее время в пригородах г. Бреста на северо-западной и южной его окраинах все еще стоят искореженные войной фортификационные сооружения 62-го Брест-Литовского укрепрайона. Фундаменты некоторых из них обнажены, и можно проследить ход их строительства. На дно подготовленного котлована плотно укладывался 30-сантиметровый слой раздробленного полевого камня и щебня. На него заливался бетонный фундамент. Затем устанавливались опалубка и арматура, монтировались броневые короба под вооружение, после чего начиналось бетонирование дота с одновременной установкой части внутреннего оборудования. По воспоминаниям участников строительства, процесс бетонирования продолжался непрерывно около двух суток. Делалось это для того, чтобы не происходило расслоение бетона, которое могло ослабить упорность сооружения. После затвердевания бетона опалубка снималась, монтировались вооружение и оборудование. На заключительном этапе наружные стены покрывались смолой, проводились обсыпка и маскировка готового оборонительного сооружения.

Задача выполнима, но с трудом

Работы по созданию новых укреплений велись довольно медленно. В связи с большим объемом оборонительного строительства промышленность не успевала обеспечить укрепрайоны стройматериалами и оборудованием. Из-за недостатка материалов и механизмов, вооружения, коробов амбразур и другого оборудования тормозилось выполнение намеченных планов строительства. В 1941 г. получили вооружение все ДОТы прошлого года и единичные постройки 1941 г., причем большинство из них — только часть вооружения. В отдельные объекты монтировались артиллерийско-пулеметные установки, присланные из Мозырского УРа. Аналогичное положение было и с внутренним оборудованием: не хватало перископов, бензоэлектрических агрегатов, водяных насосов, противохимического оборудования и вентиляторов, оборудования связи. Еще хуже обстояло дело с маскировкой объектов: большинство из них не имели земляной обсыпки, а те, которые имели, не были задернованы и замаскированы сеткой и древесными насаждениями.

К 22 июня 1941 г. на всем участке 62-го Брест-Литовского УРа протяженностью 170 км в относительной боеготовности было 92 ДОТа, что составляло около 30 % запланированного количества. Забетонировано к тому моменту было около 170 точек. Реально же в боях участвовало около 50 ДОТов, в том числе и не полностью оборудованных.

Как вспоминают бывшие командиры и бойцы УРа, в подразделениях накануне войны был значительный недокомплект личного состава, особенно артиллеристов. Пополнение ожидалось через день-два. Бойцы отдельного пулеметно-артиллерийского батальона — это своего рода "универсальные" солдаты. Для их подготовки требовались длительное время и материальные затраты, заменить их солдатами стрелковых частей было невозможно. И накануне вероломного нападения немцев часть ДОТов находилась в ожидании комплектации.

Все без исключения оставшиеся в живых командиры отмечали, что за день-два до начала войны в их батальоны прибыли большие группы лейтенантов — выпускники Ленинградского, Смоленского, Тамбовского и других военных училищ. Но в списках они еще не значились и погибли неизвестными, как и сотни других бойцов и командиров вновь формируемых подразделений.

Смерть с "Интернационалом" на устах

В первые минуты войны части и подразделения укрепрайона по приказу его командира генерала М. И. Пузырева вступили в бой. В течение 6 часов бойцы 1-й роты 18-го отдельного пулеметно-артиллерийского батальона из ДОТов в районе Козловичи – Речица вели пулеметно-артиллерийский огонь по фашистам, не давая им переправиться через р. Буг. Противник бросил на ДОТы пехоту, специальные саперные части с огнеметами. К концу дня гарнизоны израсходовали боеприпасы. Дольше других держался ДОТ у д. Речица. В нем сражались 23 бойца. На предложение сдаться ответили отказом и с пением "Интернационала" погибли в пламени огнеметов, заливаемые горящей смолой и бензином. Так поступали фашисты практически с каждым подразделением ДОТов, которые не желали сдаваться в плен и продолжали сражаться. Последний ДОТ 2-й роты 17-го отдельного пулеметно-артиллерийского батальона был подорван немцами 30 июня 1941 г. Только на 12-й день войны замолчали орудия и пулеметы штабного ДОТа "Орел", который защищала группа бойцов (25–27 человек) под командованием лейтенанта И. И. Федорова. Отдельные ДОТы "Линии Молотова" оказывали сопротивление до двух недель, находясь в полной изоляции. Их защитники предпочли смерть плену, и по сей день большинство из них остаются неизвестными.

…Вот уже 70 лет в пригородах г. Бреста возвышаются мощные железобетонные сооружения с побитыми осколками стенами и подслеповатыми бойницами — молчаливые памятники тем, кто "в списках не значился". В Польше в 1960-е годы в районе боев 17-го отдельного пулеметно-артиллерийского батальона установлен памятник воинам-уровцам. Кроме установленного военнослужащими 50-й и 38-й бригад 22 июня 2002 г. памятного знака на насыпи форта Литеры "З" и мемориальных табличек на двух ДОТах, других памятников бойцам Брестского УРа больше нет. На сегодняшний день сведения о 62-м Брест-Литовском укрепрайоне представлены лишь в отдельных воспоминаниях, отрывках исторических книг и фрагментарно в экспозиции музея обороны Брестской крепости.

Просмотров: 7 362