Градостроительное развитие города Минска: 1803–1807 годы


Версия для печати
(Начало темы — в "РСГ" №№ 42, 46 за 2010 г. и №№ 3, 6, 10 за 2011 г.)
28 марта 1801 г. Минское губернское правление распространило Указ Правительствующего Сената с приложением высочайшего Манифеста о кончине Его Высочества Государя Императора Павла Петровича и о вступлении в 12 число сего месяца на Всероссийский Императорский престол Его Императорского Величества Государя Императора Александра Павловича. Первым указом Александр I объявляет: "восприемля престол, восприемлем и обязанность управлять Богом нам врученный народ по законам и по сердцу августейшей бабки нашей Императрицы Екатерины Великой". Прогрессивные реформы в сфере градостроительства, начатые Павлом I в 1797 г., оказались остановлены в 1802 г.

Именным Указом 23 января 1803 г. Минская губернская школа переименована в "губернскую гимназию". В сентябре первые 149 учеников вселились в новое здание. Увы, архив Минской губернской гимназии за первые три десятилетия сгорел. Из немногих сохранившихся документов выделим два свидетельства о весьма широком круге интересов и умелом приложении знаний учеников гимназии.

В учебных целях в 1804 г. гимназист 3-го класса Винсент Войниевич провел геодезическую съемку и составление плана части городской земли, названной на плане "Новое место, Кошары и предместье Ляховка". Тщательность исполнения, высокое графическое мастерство, соблюдение геодезических пропорций свидетельствуют о высоком уровне преподавания географии в гимназии. В отличие от официальных планов, сжатых масштабом и поэтому лишенных многих ценных деталей, план Войниевича весьма информативен и дает точные сведения о рельефе местности, существующей здесь застройке и степени исполнения городского проектного плана.

На плане представлена юго-восточная часть земель Минска — именно в этом секторе вдоль Свислочи, за линией бывших городских укреплений активно развивался город. В этом направлении находился пологий холм, ставший ядром новой части Минска — Новым местом. Здесь была устроена по проектному плану 1800 г. новая "главная" торговая площадь, образованная линиями улиц, продолжающих направления улиц Доминиканской, Францисканской и Фелицианской. Новые улицы показаны только на выходе из Нового места, заканчиваясь на склоне холма, по направлению к загородным казармам, названным на плане "Кошары".

За этот год было реализовано 15 казарменных строений. За ними показана "городская сеножать" в 1352 кв. сажени. В юго-восточном направлении от Нового места и южнее казарм находилась самая старая из трех показанных на плане часть Минска — Ляховка. Это название как "Село Ляхова Лука" упоминается в городских документах с XVI в. На плане города 1793 г. она поименована как Ляховская Слобода, а в дальнейшем фигурируют такие названия как "деревня" или "двор". Хотя местность обобщенно названа Ляховка, план показывает сформировавшееся ее разделение на Верхнюю и Нижнюю. Детально дан мост, именуемый Ляховским, городская мельница и при ней завод для распиловки леса. Следует сказать, что впоследствии в послужных списках многих из землемеров губерний Минской и других указывалось "с отличием окончил курс Минской губернской гимназии".

Помимо геодезических упражнений, в 1801–1803 г. ученики провели обследования в Старом замке, на Троицкой горе и по линии городских укреплений, при этом сделав много находок и составив уникальные описания. Вместе с этим, гимназисты провели сбор сведений историко-краеведческого характера о Минске.

Спустя год после завершения перестройки здания губернской школы, закончилось строительство городского театра. К зданию школы со стороны ул. Доминиканской достроено новое крыло в виде 3-этажного корпуса, в котором верхние этажи были спроектированы для двухуровневой театральной залы. Партер театра вмещал до 80 человек. Зал обрамлял довольно большой балкон с парадными ложами. От сцены зал отделялся довольно вместительной оркестровой ямой, куда опускался основной занавес. Конфигурация сцены приближена к квадрату, она имела 4 ряда кулис и задник, за которым находился гардероб. Кроме театральных помещений в новой пристройке размещалась библиотека, где среди прочих находилось "Краткое руководство к гражданской АРХИТЕКТУРЕ или ЗОДЧЕСТВУ для народных училищ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ, изданное по Высочайшему повелению Царствующей Императрицы Екатерины II в 1789 г.".

В конце мая 1802 г. было получено извещение о прибытии в Минск Александра I. Государь совершал путешествие с целью обозрения Империи, и его приезд ожидался 10 июня. Хотя в Минске государь намеревался сделать остановку именно для отдыха, специально известив о желании время провести "без всякого рода блеска и шума", эти дни оказались очень насыщены. Город днем блестел свежевыкрашенными крышами и фасадами, ночью гремел музыкой и сиял иллюминацией. На фронтоне ратуши над городским гербом был установлен императорский вензель. Государь "высочайше соизволил удостоить своим посещением": 11 числа — молебствие в соборной Петропавловской церкви, губернские учреждения; 12-го осматривал сам верхом город, а после вместе с генерал-адъютантами, инспектировал летний лагерь Ростовского полка и загородные казармы, а вечером присутствовал на балу, данном дворянством в доме Гайдукевича. Здесь Император танцевал с представляемыми Его Величеству дамами и девицами. Затем, подойдя к графу Огинскому, сказал: "Не без душевного удовольствия замечаю, что минское дворянство распрощалось с давнишними предрассудками, допустив мещанок в среду свою, да и последние отличаются усовершенствованным воспитанием и изящными манерами". 13-го июня Александр I присутствовал на премьерном спектакле в театре губернской школы, где играли пьесу "Генрих VI".

В это же время в Минске находился русский ученый-натуралист А. Бошняк. В его путевых записках приведены впечатления о городе: "Губернский город Минск довольно обширен и хорошо построен; лежит на неровном несколько холмистом месте; много прямых и довольно широких улиц, но много также кривых и узких, как в Вильно; все большей частью мощеные. На концах города дома деревянные и, за исключением немногих, построены по новоизданным правительством фасадам, почему вид оных и не противен; в середине же города все строение каменное и большей частью в барочном вкусе… В различных местах возвышаются огромные костелы. Внутри города обширная площадь, называемая Верхним рынком, середина которой занимается довольно великим, с колоннадою зданием, заключающим присутственные места. На той же площади примечается и губернаторский дом, несколько тяжело построенный, как и большая часть прочих в городе зданий; несколько костелов возвышается по сторонам площади; но, однако, огромностью своею привлекает российский собор, тут же находящийся. Лавки, как и в Вильно, находятся под домами и, как часть пощади, так и одну или две кривые улицы занимают. Вообще, хотя в Минске и строится много новых домов, из чего следует вывод о умножении числа жителей, но не приметна та живость, что присутствует везде в Вильно…".

В своих наблюдениях путешественник отмечает наличие уже в 1802 г. значительного числа частных домов, отстроенных по "образцовым фасадам" — типовым проектам, следовать которым при частном строительстве еще со времен Петра I во всей Империи являлось обязательным. Осматривал эти дома путешественник на улицах Юрьевской, Захарьевской, на Нижнем рынке, в кварталах, прилегающих в Верхней площади, и на Троицкой горе.

В Минске появились также постройки нового типа — т. н. "землебитные строения". В 1799 г. в Черниговскую губернию были направлены два ученика для двухлетнего обучения в "училище делания землебитных строений". В Минск возвратились мастера Филипп Нестеров и Василий Касатый "для опробывания опыта возведения разного типа и назначения землебитных строений в городе". Местом возведения двух таких строений губернатор избрал городской сад, находя "сие нужным для общей пользы, что и господа дворяне увидев такое в здешнем краю небывалое здание, могут приохотиться к подобному построению в своих имениях домов, служб и прочих построек". Однако новшество не прижилось. На полученное вновь предложение о направлении учеников губернатор сообщает "…что возведение образцовых построек в городе состоялось, но пока здешнее дворянство не проявило большого интереса к оным, а так как здешняя губерния весьма изобилует лесами и всякие деревянные строения обходятся дешево и без дальнего затруднения в провозке дерева, чему способствуют реки, то и нет надобности в определении вновь людей к обучению в школу землебитного строения".

В 1797–1807 гг. в городе построено более 170 новых домов, и хотя из них каменных только 17, все они выстроены на участках, выделенных согласно общему для города плану, под персональным надзором губернского архитектора, с использованием "огнестойких" материалов. В этих домах печи и камины, дымоходы и дымовые трубы были выполнены печных дел мастером под надзором полицмейстера.

За это десятилетие русской администрацией оказались реализованы задачи, касающиеся обеспечения деятельности губернских, военных и городских учреждений, созданы условия для развития торговли и промышленности, также решены основные вопросы общего благоустройства города. Проектный план 1797 г. с дополнениями 1800 г. оказался в этом полностью выполнен. Новый этап развития города представляет план проектного вида, разработанный в 1805 г. Значительный ежегодный прирост населения, высокий темп частного строительства предвещали новый экономический подъем Минска.

Следует отметить, что в 1793–1797 гг., когда создавалась концепция градостроительного развития Минска, сам город не был подвержен чрезвычайным ситуациям, уничтожавшим застройку. В это время губернатору и архитектору приходилось разрабатывать план, исходя из условий, диктуемых сложившейся застройкой и наличием свободных пространств. Само название плана 1797 г. представляет эту концепцию — "План с новыми улицами и постройками по положению места". Для устройства кварталов выбрано пространство, почти не имеющее значимой застройки, что позволило беспрепятственно, исходя только из рельефа местности, нанести линии улиц и площадей и, разделив кварталы на участки, выделить их под застройку. В старой части города был подход к формированию городской среды, когда административный центр оказался в гуще частных строений ("архаичных", на взгляд русских администраторов). Первоочередным являлось устройство только основных улиц и центральной городской площади. В отношении домовладений в старой части города их приведение в "регулярный вид и план" оставлено на отдаленную перспективу. Причем очень странную: в случаях, когда город не закладывался, как говорится с первого колышка, а представлял собой состоявшуюся за века совокупность строений, части застройки, не попадающие под "регуляторство", оставлялись "…на будущее время, в какое б то исполнено не было, в каковом и каким ни есть образом уничтожится строение — сгорит и же придет в совершенную ветхость, либо сам хозяин пожелает и прежде того, дом свой перенести и построится в линии по плану на новом месте". Так записано в положениях о построении городов времен Екатерины II, таковыми же оставались реалии для Минска во времена Александра I…

Просмотров: 7 632